Jump to content
GoRgAlA

Грошы, это весело!

Recommended Posts

RamAdis

[spoiler=​Худшие друзья инвестора]47 лет назад на экраны вышла комедия Гайдая «Бриллиантовая рука». Но о кинематографе и контрабандистах говорить сегодня не будем. Сегодняшний пост – о бриллиантах и некоторых смешных людях. Дело в том, что за последние годы бриллиантовые компании активно вложились в маркетинг, ориентированный на инвесторов. Как результат, бриллианты все чаще воспринимаются как объект инвестирования. У меня даже есть знакомый, который во время командировки в Якутию закупился бриллиантами, держит их дома в сейфе, понятия не имеет, сколько они стоят, но считает, что выгодно вложился. В 2010 году Forbes опубликовал колонку, рассматривающий такую стратегию. Делюсь ей с вами.



Чтобы продать что-то дорогое и непрактичное, лучше всего назвать это инвестицией. Такой нехитрой маркетинговой стратегии придерживается большинство производителей ювелирных украшений, убеждающих инвестировать в бриллианты: они якобы будут в цене всегда. Вспомните признанную лучшим слоганом XX века знаменитую рекламную фразу De Beers, придуманную еще в 1947 году: A diamond is forever.

Я, конечно, не противник бриллиантов, скорее наоборот. Но недавняя беседа с клиентом, который признался, что хранит две такие крупные «инвестиции» в сейфе московского банка и не может превратить их в деньги даже со значительным дисконтом, заставили меня серьезно задуматься о том, может ли вообще покупка бриллиантов считаться инвестициями.

Для начала имеет смысл определиться с понятием инвестиций. Это прежде всего инструмент, призванный сохранить ваши деньги от инфляции и по возможности обеспечить доходность выше уровня роста цен. Инвестиционные инструменты должны легко превращаться в наличные деньги или обмениваться на другие активы. Процесс покупки и продажи должен сопровождаться минимальными дополнительными издержками. То есть для любого инвестиционного инструмента должен существовать ликвидный и эффективный рынок.



Покупка акций, облигаций или того же золота удовлетворяет всем этим критериям. С бриллиантами все несколько сложнее. В отличие от золота каждый камень по-своему уникален. Как известно, существует четыре основных параметра, характеризующих качество бриллианта (чистота, цвет, огранка и вес), но они определяют его цену лишь отчасти. Существует масса порой абсолютно неизмеримых факторов, которые могут существенно влиять на стоимость камня. Предположить, что в будущем найдется покупатель, которому при всем многообразии выбора будет требоваться бриллиант исключительно с теми параметрами, которыми обладает купленный вами камень, сложно.

Следовательно, в лучшем случае владелец камня может рассчитывать только на среднерыночные цены. А что с ними? В недавнем интервью Financial Times Мартин Рапапорт, основатель торговой системы и самого популярного индекса цен на бриллианты Rapaport Diamond Index, признал, что покупка бриллиантов была одной из самых неудачных инвестиций за последние 30 лет. Стоимость одного карата камня наивысшего качества достигла $60 000 в 1980 году в эквиваленте сегодняшних денег и затем в 1985 году обвалилась примерно до $9600, опять же в эквиваленте сегодняшних цен.

С тех пор цена остается примерно на том же уровне, слегка изменяясь вслед за показателями инфляции. Многолетняя стабильность цен на бриллианты во многом объясняет отсутствие попыток создать рынок производных инструментов: производители не испытывают потребности хеджироваться от колебания цен. Небольшой инфляционный прирост полностью съедают стоимость хранения, страховка и комиссии, которые неизбежно возникают при покупке и продаже.



Все вышесказанное относится к камням, приобретаемым на биржах и хранящимся в зарубежных банках. В случае если камень куплен в ювелирном магазине как готовое украшение, торговая наценка может составлять пятьдесят и более процентов и рассматривать его серьезно в качестве инвестиции нельзя. Ну, и, безусловно, важно знать, что в России никакого мало-мальски организованного рынка бриллиантов не существует.

Говоря о бриллиантах, нельзя не упомянуть еще раз компанию De Beers, которая на протяжении всего XX века контролировала 80% рынка бриллиантов и активно использовала свою монополию для создания единого канала сбыта и контроля цен. В конце концов эта практика привела к падению цен на бриллиантовые украшения, что в комбинации с регулярными судебными разбирательствами вынудило компанию в 2000 году отказаться от монополии. Тем не менее и сегодня De Beers контролирует 40% рынка сбыта бриллиантов, и для нее, как и для остальных крупных игроков, чрезвычайно важен стабильный спрос. Любой частный продавец камней всегда будет вынужден ориентироваться на цену, диктуемую крупными компаниями, и если вам не повезло приобрести бриллиант музейной редкости, не стоит строить иллюзий относительно значительного роста его стоимости в будущем.



Бартон Биггс, долгие годы проработавший аналитиком и стратегом в Morgan Stanley и впоследствии ставший успешным управляющим крупным хедж-фондом, тем не менее ратует за покупку драгоценностей. В своей книге Hedgehogging он рассказывает историю богатой китайской семьи, которая во время Второй мировой войны, в период японской оккупации, смогла выжить только потому, что женщины продавали свои драгоценности. У семьи была рентная недвижимость и счета за границей, но во время оккупации ничем этим воспользоваться было нельзя.

Биггс, конечно, не рассматривает украшения в качестве серьезного класса активов, особенно для крупных состояний. Он называет покупку драгоценностей и предметов искусства apocalypse hedge. Другими словами, если произойдут события катастрофического масштаба, небольшие, но ценные предметы, которые легко перевозить и на которые относительно легко найти покупателей, если продавать их дешево, могут стать эквивалентом страхового полиса. Однако, согласитесь, это последнее, о чем хочется думать, раскрывая красную или голубую коробочку.

post-444755-0-38924700-1430211792_thumb.jpeg

Share this post


Link to post
Share on other sites
RamAdis

[spoiler=От трактора к luxury]Среди прочих знаковых дат, сегодня – день рождения Ферруччо Ламборгини (ему бы исполнилось 99 лет). Созданный им бренд Lamborghini до сих пор остается легендой – малодоступной, но желанной. Предлагаю вспомнить историю легендарной марки месте со старостью, найденной на сайте brandreport.ru.



Трудно сказать, существовала бы сегодня марка этих легендарных спортивных автомобилей, будь у Энцо Феррари немного более уживчивый характер…

Прежде чем начинать рассказ об истории Lamborghini, нужно поведать сначала некоторые факты из биографии основателя компании. В годы Второй мировой войны Ферруччо Ламборгини (Ferruccio Lamborghini) служил в итальянской армии. Он был, что называется, механиком от Бога, так что без дела ему сидеть не приходилось. Как известно, изначально относившаяся к странам Оси, Италия впоследствии, с падением режима Муссолини, перестала быть союзником Германии. Так Ферруччо стал воевать на стороне союзников, обслуживая военную технику англичан (в основном англичан). Так он получил знания относительно устройства не только итальянских, но и зарубежных механизмов. Эти навыки здорово пригодились ему впоследствии.

Когда война закончилась, Ламборгини вернулся домой с твердым намерением открыть свое дело. Покидая Италию англичане распродавали излишки не нужной им теперь техники — возвращать её в Великобританию было делом слишком уж напряжным. Предприимчивый молодой итальянец воспользовался этим. Так появилась небольшая компания по производству тракторов. В разоренной войной, но постепенно возрождающейся стране эта техника была весьма востребована. Первая же модель трактора оказалась очень простой по конструкции и надежной в эксплуатации, что и определило её успех. Это позволило молодой компании быстро встать на ноги.



Уже по прошествии десятка лет Ламборгини разбогател. Настолько, что смог позволить себе дорогой спортивный автомобиль, сделав выбор в пользу Ferrari. Однако, спортивный автомобиль разочаровал талантливого механика. Настолько, что в один прекрасный день Ламборгини отправился в офис компании, с намерением рассказать лично самому Энцо Ферарри свои размышления относительно того, как тот мог бы улучшить свои автомобили. Однако, в результате он столкнулся с банальным хамством и едкими фразами про то, что производитель тракторов не должен лезть в производство спорткаров. Ламборгини был взбешен. Тогда-то он и решил создать собственную модель спортивного автомобиля. Причем не просто для себя лично, но такую, что сможет бросить вызов Ferrari, как на трассе, так и на рынке. Так сказать, месть по-итальянски.

Прежде всего Ламборгини до винтика разобрал купленный им Ferrari, дабы полностью разобраться в принципе его действия. Все оказалось даже проще чем он думал. В 1963 году миру была представлена Lamborghini 350 GT. Естественно, что автомобиль создавался не только силами одного Ламборгини. Он привлек для этой работы многих талантливых инженеров и дизайнеров. Модель получилась очень удачной и пользовалась хорошим спросом. Для производства автомобилей был куплен завод в Сант´Агата Боланиз (Sant´Agata Bolognese), где и по сей день находится штаб-квартира компании.



Ламобргини родился под знаком тельца, который теперь украшал капоты его великолепных творений. Впоследствии именно быки определяли развитие модельного ряда — автомобили носили названия по кличкам и породам знаменитых быков, некогда участвовавших в корридах. Даже модель Diablo названа вовсе не в честь нечистой силы. Потребители же часто называют своих «питомцев» ласковым прозвищем «Lambo».

Настоящий успех ждал компанию после появления модели Miura. Это был превосходный суперкар, появившийся в 1965 году. Он был исключительно популярен (по меркам автомобилей такого класса) — за год удавалось продавать порой более сотни штук, а завод Lamborghini работал на пределе своих возможностей.



Однако, не следует думать, что Ламборгини полностью переключился на скоростные автомобили, отказавшись от тракторов. Вовсе нет! Более того, именно трактора приносили ему основной доход и позволяли воплощать в жизнь самые смелые идеи. Но в 1972 году произошла большая неприятность — был сорван крупный контракт на поставку тракторов в Боливию, сотрясаемую очередным военным переворотом. Это очень сильно ударило по финансовому состоянию компании и Ламборгини не оставалось ничего другого, как продать часть производства тракторов концерну Fiat. Впоследствии Lamborghini вообще отказалась от участия в производстве этой техники. Однако, тракторы под этим брендом производятся и поныне. Занимается этим группа SAME DEUTZ-FAHR, к которой и отошла Lamborghini Trattori S.p.A.

Но неприятности на этом не закончились. Разразившийся нефтяной кризис поставил под вопрос само существование автомобилей такого класса. Выжить удалось благодаря модели Lamborghini Countach. В 1975 году состарившийся Ламборгини продал свою долю бизнесменам из Швейцарии, своим хорошим знакомым — Жоржу-Анри Росетти (Georges-Henri Rossetti) и Рене Леймеру (René Leimer). Отойдя от дел он поселился в своем особнике, где проводил старость, выращивая виноград. Умер Ферруччо Ламборгини в начале 1993 года, немного не дожив до 77 лет.



А Lamborghini преследовали проблемы. В 1978 году на компанию обрушилась череда проблем связанных с производством, в результате чего она вынуждена была объявить себя банкротом и была продана. Владельцами стали братья Жан-Клодт и Патрик Мимрам (Jean-Claude and Patrick Mimram) из той же Швейцарии, занимавшиеся производством продуктов питания.

В 1987 году Lamborghini неожиданно для всех выкупает американский Chrysler, и без того испытывавший весьма серьезные финансовые проблемы. Считается, что покупка эта была лишь прихотью председателя американского автогиганта Ли Якокка (Lee Iacocca), которому льстила сама мысль об обладании такой легендой, как Lamborghini.

В 1994 году, когда Chrysler «прижало» окончательно, Lamborghini была продана индийской инвестиционной группе Megatech, которая так и не сумела вытянуть такую ношу. В 1998 году итальянская автолегенда вновь «вернулась в Европу» — новым владельцем стала немецкая AUDI AG.



На сегодняшний день автомобили Lamborghini по прежнему остаются одними из самых популярных в своем классе и производятся по несколько тысяч в год. Дело основателя компании живет и процветает — по-прежнему есть кому бросить перчатку зарвавшимся Ferrari.

post-444755-0-07544300-1430271836_thumb.jpeg

  • Thanks 1

Share this post


Link to post
Share on other sites
RamAdis

[spoiler=Видящий пузыри]Сегодня исполнилось девять лет со дня смерти Джона Кеннета Гелбрейта – одного из самых известных экономистов прошлого века. Прославился он не только критикой монетаризма, теорией нового индустриального общества, но и своими прогнозами финансовых пузырей/кризисов. Правда, критики нередко злорадно отмечают, что делались они по большей части постфактум. Не буду утомлять вас деталями гелбрейтовских теорий, просто приведу несколько его знаменитых цитат на финансовые и связанные с ними темы.



Дураки рано или поздно расстанутся со своими деньгами. К сожалению, расстанутся с ними и те, кто поддался атмосфере всеобщего оптимизма или собственной исключительной "финансовой интуиции".



Отдельные предприниматели и даже финансовые институты оказываются в ловушке собственного ослепляющего удовлетворения от увеличения состояния и прибылей. Финансовое благополучие одновременно дарит им иллюзию интеллектуального превосходства над остальными, основанную на известном предрассудке - интеллект конвертируется в финансовое благополучие.



Когда рынок или какую-то конкретную инвестиционную идею охватывает атмосфера чрезмерного возбуждения, с разговорами о редких возможностях и небывалой интуиции, немедленно уносите оттуда ноги! Будьте крайне осторожны! Возможно, по какой-то неимоверной случайности все это окажется правдой, и идея действительно уникальна. Однако не забывайте уроков истории: чаще всего оказывается, что это не более, чем заблуждение и самовнушение.



Фондовый рынок - это всего лишь зеркало, которое... с некоторой задержкой отображает лежащую в основе экономическую ситуацию. Причины и следствия, которыми связаны экономика и фондовый рынок, никогда не меняются.



Люди верят, будто торжественно утверждая, что процветание будет продолжаться, можно действительно гарантировать продолжение процветания. Среди бизнесменов вера в эффективность подобных заклинаний особенно сильна.



Совещания незаменимы, если вы решили ничего не делать.

post-444755-0-18237900-1430374589_thumb.jpeg

Share this post


Link to post
Share on other sites
RamAdis

[spoiler=Нефть Сибири]Сегодня, можно сказать, второй день нефтяника. Ровно 55 лет назад появилось первое публичное сообщение об успешной разведке нефти в тюменской тайге. Через некоторое время была получена первая промышленная нефть Сибири (скважина номер семь). Если бы не это, многие нынешние российские голубые фишки так и не появились бы на свет. Так что предлагаю поговорить о прошлом, настоящем и будущем западносибирской нефти вместе с «Российской газетой», в начале прошлого года опубликовавшей материал «Как добывают нефть в Западной Сибири».



Нефть не считалась значимым ресурсом вплоть до распространения в начале XX века автомобилей. Полвека спустя потребность в бензине привела к резкому росту добычи "черного золота". Произошло это настолько стремительно, что с 1957 по 1966 год было добыто и переработано нефти больше, чем за предыдущие сто лет. Именно на это время и приходится освоение западносибирских месторождений.

4 октября 1959 года газета "Тюменская правда" написала: "25 сентября на Мулымьинской структуре, вблизи села Шаим, на глубине 1405 метров был открыт нефтеносный пласт, суточный дебит которого по предварительным данным составляет свыше 1 тонны легкой нефти... Тюменская область в скором будущем может стать новым советским Баку!". В марте 1961 года первая скважина в Западной Сибири дала нефть.

О том, как искали и добывали первую западносибирскую нефть, о современных способах разработки недр - в материале "РГ".



Первая в мире нефтяная скважина была пробурена в урочище Биби-Эйбат (верстах в 6 от Баку) в 1848 году. До этого нефть добывалась из колодцев. Первая в России нефтяная скважина механическим ударным способом глубиной 198 метров была пробурена на Кубани инженером Арадилионом Новосильцевым в 1864 году. Переход от ручного способа бурения скважин к механическому ударному способу принято считать началом рождения нефтяной и газовой промышленности.

Единственный способ точно установить наличие или отсутствие нефти на исследуемом участке - это пробурить скважину при помощи буровой установки. Пробуренная скважина крепится трубами, что придает ей дополнительную прочность и облегчает добычу нефти.

Добытая из скважины нефть-сырец представляет собой теплую жидкость темного цвета с желтоватым, буроватым или зеленоватым оттенком и резким запахом. Она легче воды, состоит из жидких и, в меньшей части, твердых и газообразных углеводородов. Последние влияют на качество нефти: чем она легче, тем выше ее теплоотдача.

В Западной Сибири, кстати, не применяется бурение электробурами: геолого-технологические условия (неустойчивые породы) таковы, что предпочтительнее бурение с помощью гидравлических забойных двигателей. Это позволяет добиться простоты конструкции скважины за счет того, что колонна бурильных труб не вращается, тем самым исключается возможность осыпей, обвалов стенок скважины.



Современные буровые поражают мощью и внушительным внешним видом. Первые же устройства были куда скромнее. Однако, несмотря на развитие технологий, монтировать вышки приходится иной раз вручную, по колено в топком болоте.

"Сложилось такое мнение, что добыча нефти - дело нехитрое: достаточно пробурить "дырку" и нефть сама потечет. Но это совсем не так. Буровик никогда не назовет скважину "дыркой": это сложное инженерно-техническое сооружение, для строительства которого требуется огромный опыт, знания, физические и интеллектуальные усилия, огромные финансовые средства. Для этого привлекается большое количество людей самых разных специальностей - транспортники, строители, геологи, буровики, промысловики, геофизики - без которых невозможно пробурить скважину", - рассказывают бывалые нефтяники.

Скорость проходки - 30 сантиметров в час. Глубокие же скважины могут достигать нескольких километров. На то, чтобы дойти до нефти, уходят недели, а то и годы. При этом, чтобы начать бурение, нужно смонтировать саму вышку, а до того - завезти на объект несколько тонн металлических конструкций.

Обычно в Западной Сибири глубина скважин составляет 1,5-2,5 километра, в Восточной Сибири бурят 2-3-километровые скважины, а в Поволжье глубина скважины может достигать 4,5 километров.



При строительстве новой скважины задействованы не только буровики, но и десятки других служб: сейсмологи, ремонтники, работники добычи и многие другие специалисты.

Из чего состоит процесс бурения скважины? Для бурения скважины применяют буровые установки. Сначала в скважину опускают долото, которое и будет выполнять всю основную работу. Долото навернуто на бурильные трубы, и вся эта конструкция называется бурильной колонной. Во время бурения через трубы проходит буровой раствор, которых охлаждает долото и выносит на поверхность пробуренную породу. Затем раствор очищается от породы.

При необходимости (если существует опасность обвалов) скважину укрепляют обсадными трубами и бурят более маленьким долотом. Обычно процесс бурения скважины занимает от одного месяца до года: все зависит от геологических особенностей местности, плотности нефти, длины скважины, добросовестности рабочих и прочих факторов. Когда бурение скважины закончено, в нее спускают обсадную колонну, а в пространство между колонной и стенками скважины заливают бетон, чтобы предотвратить обрушение ее стенок.

Бурение - самый эффективный способ найти нефть. Правда, он очень долгий и дорогостоящий. В Сибири одна скважина может стоить под миллиард рублей (в Татарстане - 25-30 миллионов). Трудно представить степень разочарования нефтяников, если при таких трудозатратах и денежных вливаниях скважина не дает нефти. Такое нередко случалось и раньше, когда искали "черное золото" исключительно с помощью бурения скважин.



Сегодня оборудование, используемое для поиска нефти, в разы компактнее и дешевле: в пробуренные мини-скважины закладывают взрывчатку и подрывают. Дальше работает принцип локатора: от разных пород взрывная волна отражается по-разному, иначе она отразится и от нефти. Самая современная технология поиска нефтяных пластов заключается в том, что в месте примерного нахождения залежей движутся специальные машины на гусеницах. Создаваемая их днищами вибрация позволяет определить наличие полезного ископаемого. О такой сейсморазведке еще совсем недавно можно было только мечтать.

Еще один любопытный метод поиска - "вынюхивание". Биохимические исследования нужны для того, чтобы понять: имеются ли углеводороды в нефтяной ловушке, которую обнаруживает сейсморазведка, или нет. Датчик с сорбентом помещается в неглубокий шпур (искусственное цилиндрическое углубление в земле или горной породе - ред.) и закрывается. Через две недели его извлекают, и анализ показывает, стоит ли бурить скважину в этом месте.

Однако даже при всем многообразии современных методик поиска нефти, обнаруживать ее удается во все более скромных масштабах, нежели в 1940-60-х. Истощаются даже относительно новые западносибирские месторождения. Специалисты говорят: эпоха легкой - и по консистенции, и в плане добычи - нефти, заканчивается.



О нефтепроявлениях в Сибири - о выходах битумных сланцев, спутников нефти в бассейне Оби - писал еще в конце XVII века Юрий Крижанич, хорватский богослов, философ и историк, сосланный в Тобольск за поддержку грекокатолической церкви.

Пророческую идею о существовании нефти на восточном склоне Уральского горного хребта в 1932 году выдвинул основоположник советской нефтяной геологии академик Иван Губкин: "Я полагаю, что у нас на востоке Урала, по краю великой Западно-Сибирской депрессии… могут быть встречены структуры, благоприятные для скопления нефти". Вскоре предположения получили первые практические подтверждения, и в конце 50-х годов ХХ века на тюменских просторах приступила к работе геологоразведочная экспедиция.

Даже начавшаяся Великая Отечественная война не остановила работы. Лишь в 1942 году, когда немецкие танки прорвались к Сталинграду, разведочные работы в Западной Сибири замерли.

Строительство первой опорной скважины - Тюменской - было начато в 1948 году. Изучение геологического разреза установило, что условия для формирования залежей углеводородов здесь благоприятны. В общей сложности на территории Тюменской области было пробурено 11 таких опорных скважин.



В начале 1960-х годов были разведаны первые нефтяные запасы региона, главным из которых было открытое в 1965 году месторождение-супергигант Самотлор с извлекаемыми запасами около 14 миллиардов баррелей (2 миллиарда тонн). Данные об открытии первых крупных месторождений в Западной Сибири поступили как никогда кстати: добыча в Волго-Уральском регионе неуклонно снижалась.

Летом 1960 года, когда тюменские скважины дали первую промышленную нефть, директор Института геологии и геофизики Сибирского отделения Академии Наук Анатолий Трофимук подчеркнул: "На протяжении ряда лет нашим разведчикам недр удавалось обнаружить нефтяные залежи в разных районах азиатской части СССР. Но только тюменские геологи и буровики добыли нефть, имеющую бесспорный промышленный потенциал. По имеющимся теперь данным можно сказать, что Конда в самом недалеком будущем станет крупным нефтепромыслом страны".

В мае 1964 года танкер открыл первую в истории Западной Сибири нефтяную навигацию.



К 1975 году планировалось довести добычу нефти в Западной Сибири до 100-120 миллионов тонн в год. Эта цель казалась, по воспоминаниям экспертов, недостижимой: в Татарии, главном на тот момент нефтедобывающем районе страны, для выхода на показатель 100 миллионов тонн в год потребовалось 23 года, а сибиряки должны были добиться этого за пять лет.

Добыча нефти в России - дело сложное. В той же Саудовской Аравии или Ираке достаточно лишь пробурить одну скважину в песке, и к ней можно свободно подойти. В России же запасы нефти сосредоточены в болотистой местности, а разница между летней и зимней температурой достигает нескольких десятков градусов.

Так как пробурить скважину в болоте невозможно, сначала нужно вырубить лес, осушить болото, отсыпать площадку из песка, и только потом начинается бурение. Причем бурят скважину не вертикально, а под наклоном.

Здешний край огромен: юг нефтегазоносных земель Западно-Сибирской равнины удален от их северных границ так же, как в европейской части страны Архангельск удален от Астрахани. Преодолеть эти расстояния куда сложнее, чем в европейской части: территория неплотно заселена, покрыта непроходимой тайгой и держит мировой рекорд по заболоченности.

Богатейшие месторождения лежат под самыми мощными торфяниками. Ко всему этому добавляются суровость климата, а севернее Сибирских Увалов - еще и вечная мерзлота. Строить здесь дороги, поселки, нефте- и газопроводы - сложнейшая задача. Однако, как говорят нефтяники, эти обстоятельства стали причиной рождения очень интересных технических проектов. Так, возникли буровые установки на воздушной подушке, плывущие над болотами, изобретен способ понижения температуры дорожного полотна за счет испарения природного газа в пористой массе (таким образом, мерзлота не тает и тысячекилометровый искусственный каток даже летом может связать отдаленные районы нефтепромыслов с базами).



Геннадий Шмаль, один из создателей нефтегазового комплекса в Западной Сибири, рассказывал, как сложно было первопроходцам превратить дикий болотистый край в оазисы цивилизации и высокой культуры: в 1960-е, в самом начале освоения тюменских богатств, британская Financial Times, смакуя трудности таежной стройки, иронизировала: "Тюменские большевики называют огромные цифры перспектив добычи на 1975-й и более поздние годы. Но посмотрим, смогут ли они осуществить то, о чем мечтают…". Смогли!. В 1960-70 гг. люди годами жили в бараках и вагончиках, чтобы принести многомиллионные прибыли в казну страны. Сейчас нефтяники-первопроходцы вспоминают это время как время героев и подвигов.

Темпы освоения месторождений в Тюменской области были в среднем в 2-3 раза выше, чем в Татарии и Башкирии. С трудом, а подчас и с риском для жизни, высаживаясь в непроходимой тайге с вертолетов, первопроходцы почти везде были едва ли не первыми людьми, ступившими на эту землю.

Рост добычи в Западной Сибири предопределил рост добычи в Советском Союзе с 7,6 миллионов баррелей (более миллиона тонн) в день в 1971 году до 9,9 миллионов баррелей (около 1,4 миллиона тонн) в день в 1975 году. К середине 1970-х годов добыча в районе Западной Сибири заполнила разрыв, образовавшийся из-за падения добычи в Волго-Уральском регионе.



Казалось бы, нефть, добываемая в тяжелых условиях, обходится достаточно дорого. Однако парадокс в том, что себестоимость тюменской (и томской) нефти ниже, нежели у татарстанской, например. "В этом районе счастливо сочетаются благоприятные геологические особенности - очень высока плотность запасов на больших площадях и, кроме того, нефть залегает на очень удобных для добычи глубинах. Западная Сибирь отличается также высокой долей крупных месторождений, позволяющих организовать добычу с небольшими затратами. Например, одно такое месторождение - Самотлорское - способно ежегодно давать нефти в 4 раза больше, чем все месторождения Апшеронского полуострова", - поясняет ежегодник "Земля и люди" за 1972 год.

Многие из вводимых в эксплуатацию месторождений по международной классификации относились к категории уникальных, дающих аномально высокий дебит скважин: скважины, пробуренные на них, дают много нефти, качество которой значительно выше, чем волго-уральской.

Нефть, добытая в Западной Сибири, выглядит как почти прозрачная жидкость. Для сравнения, та, что "водится" в Татарстане - черная, тягучая, самарская и оренбургская - красная, иногда оранжевая. А экзотичную с виду зеленую нефть добывают в Иране.

Нефть Западно-Сибирского нефтегазоносного бассейна характеризуется низким содержанием серы (до 1,1 процента), и парафина (менее 0,5 процента), высоким содержанием бензиновых фракций (40-60 процентов) и повышенным количеством летучих веществ.



"... Открывают задвижки, и в подготовленную емкость - цистерну - с силой бьет черная струя. Прекрасная, зеленовато-коричневая, с золотистой пеной ароматическая жидкость. Разве могут сравниться для нефтяника с запахом нефти любые самые дорогие духи?! Нет, их запах в сравнении с нефтью - ничто. Берем на ладони, растираем, нюхаем. Хочется даже попробовать на вкус. Радость, большая радость. Ведь это первая сибирская нефть ...", - вспоминает почетный разведчик недр Рауль-Юрий Эрвье.

Западносибирская нефть, с относительно молодых месторождений, пахнет - как говорят знатоки - изысканнее: в ней отсутствует запах серы, как в поволжской и уральской. Однако, эксперты с точностью могут спрогнозировать: Сибирь ждет участь Татарстана: девонской нефти с каждым годом будет все меньше, а карбоновой - больше. Те, кто пробовал нефть на язык - в прямом смысле - говорят: она сладковатая, с кислинкой. Эту кислинку как раз и придает сера. А еще сера удешевляет российскую экспортную нефть марки Urals, которая получается смешением в системе трубопроводов тяжелой, высокосернистой нефти Урала и Поволжья с легкой западносибирской нефтью Siberian Light.

Добыча нефти в России окончательно прекратила свое падение в 1997 году. Независимые эксперты считают, что Западная Сибирь располагает остаточными запасами более 150 миллиардов баррелей (более 20 миллиардов тонн), и уровень добычи может быть в три раза больше, чем сейчас. Но ситуация осложнена плохими пластовыми условиями на уже разрабатываемых месторождениях и тем, что западносибирские месторождения обычно состоят из большего числа нефтеносных пластов, чем месторождения в других регионах, что отягчает добычу.



Справка "РГ"

Добыча нефти в Западной Сибири, основном добычном регионе России, будет снижаться до 2019 года примерно до уровня в 290 миллионов тонн (с 300 миллионов - в 2015 году). Эксперты полагают, что после 2019 года добыча нефти в регионе начнет восстанавливаться, и к 2035 году снова достигнет 300 миллионов тонн благодаря новым открытиям и разработке трудноизвлекаемых запасов. К 2025-2030 годам добыча нефти в России, при благоприятных внешних и внутренних условиях, может составить 580-585 миллионов тонн в год.

post-444755-0-04583100-1430389829_thumb.jpeg

Share this post


Link to post
Share on other sites
RamAdis

[spoiler=Почему падает доллар и чего ждать от рубля при росте нефтяных цен.]В среду доллар падал до 49,59 рубля, евро - до 55,87 рубля, при этом в течение торгового дня стоимость нефти марки Brent поднималась выше 69 долларов за баррель.

Биржевой курс доллара к рублю уже более трех недель не дает инвесторам чувствовать себя спокойно то падая, то укрепляясь: 15 апреля текущего года доллар опускался ниже 50 рублей дважды. РИА Новости попросило аналитиков ответить, случайность это или тенденция и дать прогнозы по дальнейшему движению валют.

В среду доллар падал до 49,59 рубля, евро — до 55,87 рубля, при этом в течение торгового дня стоимость нефти марки Brent поднималась выше 69 долларов за баррель.



Валютные горки
Уже более трех недель биржевой курс доллар-рубль ходит то вверх, то вниз в диапазоне 49,5-54 рубля, и сейчас курс находится ближе к нижней границе этого торгового диапазона.Поскольку сезон месячных налоговых платежей завершился в конце апреля, сейчас динамика рубля зависит от ситуации на рынке нефти, констатирует он.

"В среду котировки нефти Brent опять обновили свои годовые максимумы (69 долларов за баррель), при этом мы не видим аналогичных годовых минимумов по курсу доллара. Почему?"

"Вероятно потому, что торговать доллар против рубля уже стало невыгодно. Каждый раз, снижая ставки (смягчая монетарную политику), ЦБ будет играть против курса рубля".

рубль демонстрирует стабильные позиции, однако последнее время с большой неохотой двигается все выше, даже несмотря на резкое укрепление цен на нефть.

"Да, укрепление рубля месяц назад было поддержано совокупностью сразу нескольких факторов в виде спекулятивного спроса любителей , а также пика налоговых выплат, вызвавших активность компаний-экспортеров",
С тех пор Банк России уже понизил процентную ставку на 1,5%, до 12,5%, сделав российскую валюту чуть менее привлекательной для инвесторов, однако столь уверенное движение "черного золота" вверх могло рублю оказать более значительную поддержку, объясняет она падение доллара ниже 50 рублей 6 мая.

Что поддерживает рубль в мае
Ключевыми для укрепления рубля стали несколько факторов. Во-первых, важнейшую роль в такой динамике играет рост цен на нефть — котировки "черного золота" сейчас торгуются в шаге от отметки в 70 долларов за баррель, где они последний раз были в начале декабря 2014 года,

Во-вторых, отсутствие негативных новостей с политической арены, также говорит он. "Конечно, существуют риски, что с наступлением лета ситуация на Украине может ухудшиться, да и по поводу санкций против РФ пока никакой ясности нет. Но сейчас эти факторы отошли на второй план, особенно на фоне так называемого дивидендного ралли на фондовом рынке, которое тоже является позитивом для отечественной валюты".дополнительный спрос на российский рубль создает Минфин, считает аналитик "Альпари" Владислав Антонов. "Как и в апреле, финансовое ведомство поддерживает рубль аукционами по размещению облигаций федеральных займов. Спрос на облигации превышает предложение в два-три раза. На второй квартал 2015 года запланировано разместить облигаций на сумму 250 миллиардов рублей", — поясняет он.

Прогнозы
Еще один фактор, который влияет на рост рубля — это ослабление доллара на рынке форекс, замечает Антонов.

По его прогнозу, если на валютном рынке форекс по доллару продолжится коррекционное движение, тогда пара доллар-рубль двинется к отметке 45 рублей, так как при падении доллара цена на "черное золото" будет расти.

"После падения американской валюты ниже отметки 48 рублей на фоне падения доллара на международных валютных рынках, у населения России может начаться паника. Это касается в первую очередь тех, кто покупал доллар по цене выше 60 рублей, именно они окажут дополнительное давление на доллар", — комментирует аналитик "Альпари".

По предположению , на фоне укрепления рубля вероятно в дальнейшем вмешательство двух факторов: интервенций со стороны ЦБ, который не хочет позволить национальной валюте укрепляться слишком быстро, и все чаще звучащие разговоры о новой волне боевых действий на Донбассе.

"Скорее всего, эти два фактора ограничат укрепление пары доллар-рубль диапазоном 48-49 рублей, даже в условиях ухода Brent выше 70 долларов за баррель",

считает, что дальнейшее укрепление рубля в условиях стабилизации цен на нефть может быть ограничено уровнем в 50 рублей за доллар, и в ближайшее время наиболее вероятна консолидация отечественной валюты в широком боковом торговом диапазоне.

"Данный уровень, в целом, комфортен, как для бюджета, так и для потребителей, успевших почувствовать на себе влияние слабого рубля посредством резкого роста цен на потребительские товары",

post-444755-0-93566200-1430929781_thumb.jpeg

Share this post


Link to post
Share on other sites
RamAdis

[spoiler=Метод Герчика]Александр *** – наверное, один из самых известных в России и на Украине гуру трейдинга. Он не только достаточно активно торгует сам, но и учит других. Благодаря харизме и своеобразному одесскому шарму он воспитал уже целую когорту учеников, которые способствуют дальнейшей раскрутке его бренда. Подробнее о подходах Герчика к трейдингу – в сегодняшней старости. Она была опубликована журналом «Эксперт - Казахстан» в 2011 году под заголовком «Будь скептиком, трейдер!».



Успешный трейдер много работает и мало спит. Образ харизматичного и разбитного биржевого спекулянта с Wall Street, привитый нашему сознанию голливудским кино, несколько далек от истины. «Зарабатывать на бирже легко, а работать там тяжело», — любит повторять известный профессиональный трейдер Александр ***. А к его словам стоит прислушаться.

Александр *** знаменит тем, что, уехав в 1993 году из родной Одессы в США, сделал там блестящую карьеру профессионального трейдера. В трейдерских кругах его считают «магом рынка» — ни одного убыточного месяца на Нью-Йоркской бирже с 1999 года, при этом среднемесячная доходность составляет около 50%.

Александр имеет нестандартный подход к профессиональной подготовке трейдера. Ему больше импонирует практика при минимальном изучении теории. «Литературу стоит читать по минимуму. Литература — это много разных мнений, и человек начинает теряться в этих дебрях, — считает биржевой гуру. — Самое главное, чему ты должен учиться с первого дня, это учиться не терять. Когда научишься не терять — дальше начнешь учиться зарабатывать».



Десять советов начинающему трейдеру от Александра Герчика

1. Не спешите торговать

Рынки будут существовать завтра, на следующей неделе, в следующем году и в следующем десятилетии. Не беспокойтесь о том, что пока вы занимаетесь тестированием и учебной торговлей без реальных денег, можете упустить движение, выпадающее раз в жизни. Всегда где-то есть какие-то возможности — вы ничего не теряете, инвестируя свое время в образование и подготовку.

2. Не торгуйте без причины

Когда вы наконец начнете торговать, не торгуйте только потому, что чувствуете, что должны это делать или от скуки, или под воздействием порыва. Рискуйте своими деньгами, только когда видите факты, подтверждающие наличие благоприятной возможности для торговли, и у вас есть план, с помощью которого вы можете этой возможностью воспользоваться.

Кроме того, не торгуйте из «мести».



3. Не пользуйтесь левереджем только потому, что он есть

Нет закона, гласящего, что на каждом рынке вы должны торговать с помощью маржи. Чем больший левередж вы используете, тем больше вы увеличиваете свой риск.

4. Остерегайтесь раннего успеха

Говорят, что новичкам везет, и это относится к торговле так же, как ко всему остальному, поэтому не становитесь слишком самоуверенными. Многие трейдеры, терявшие деньги в начале своей карьеры, благодарны за этот урок в ретроспективе, потому что он дал им реалистичное видение проблем и рисков торговли.

5. Работайте сами, думайте сами

Наша культура до некоторой степени приучает нас думать, что для каждой проблемы или потребности существует продукт, лекарство или услуга, которые мы можем купить и которые позволят нам достичь наших целей. И хотя иногда очень хочется полагаться на чьи-то торговые идеи, исследования, рекомендации или системы, мы нашли, что по большей части прогресс происходит тогда, когда вы сами выполняете анализ, формируете свои собственные гипотезы и полагаетесь на принятие собственных решений.



6. Если что-то кажется слишком хорошим, чтобы быть правдой, наверное, так и есть

Будь то торговая система, «верная» информация или индикатор — всего, что обещает большие деньги и/или практически никакого риска, следует избегать. В торговле нет коротких путей — это сложный бизнес, который оказывается не по зубам многим высокообразованным и преуспевающим профессионалам из других сфер деятельности. Не существует такой вещи, как торговая стратегия, которая приносит успех в 95% времени, дает заработать шестизначную сумму за месяц и при этом не имеет риска убытка.

Будьте скептиком. Находите подтверждение каждой торговой идеи, которая вас интересует, включая и те, которые вы придумываете сами.

7. Занимайтесь торговыми идеями, которые вы можете объективно определить, глубоко исследовать и интенсивно проверить

Неясные торговые идеи — например, «покупайте, когда рынок перепродан, и продавайте, когда у вас в руках приличная прибыль» — дают неопределенные результаты. Весь фокус в том, чтобы превратить наблюдения за рынком и гипотезы в конкретные правила, которые вы можете проверить на прошлых ценовых данных.

Например, что подразумевается под словом «перепроданный»? Оно может означать все что угодно. Примером объективного правила может быть следующее: когда рынок достигает более низких минимумов и более низких цен закрытия в течение пяти дней подряд. Окажется это определение хорошим сигналом покупки или нет — вопрос, на который вы должны ответить объективно с помощью исследований и тестирования.



8. Ведите журнал сделок и регулярно изучайте результаты своей работы

Практически все хорошие трейдеры, с которыми мы беседовали, соглашаются в том, что чрезвычайно полезно вести журнал всех ваших сделок и учиться на прошлом опыте.

9. Будьте терпеливы

Торговля на финансовых рынках не так легка, как может показаться сначала. Требуется время, чтобы освоить любую дисциплину или профессию. Торговля является также профессией, в отличие от музыки, медицины или права, в которой в любой данный день вы можете потерять деньги, а не сделать их. Зарплата здесь не гарантируется.

Успех дается тяжелым трудом. Некоторые трейдеры годами работают без прибыли, прежде чем наконец становятся на ноги. Помните, что рынки от вас никуда не убегут.

10. Имейте достаточный капитал/знайте меру

Недостаточная капитализация обрекает на гибель большинство новых предприятий, и торговля на финансовых рынках — не исключение. Отсутствие достаточных денег для торговли ставит под вопрос каждый второй пункт в этом списке.

Кроме того, когда вы начинаете торговать, делайте это на уровне капитала еще более консервативном, чем ваш прогнозируемый минимум. Начинайте полегоньку. Например, если вы определили, что имеете на своем торговом счету достаточно денег, чтобы преследовать определенную торговую стратегию, используя в сделках лоты по 500 акций ценой ниже 30 долларов, попробуйте начать торговать со 100 или даже с 50 акций за раз до тех пор, пока вы не освоитесь со своей стратегией, процессом исполнения, брокерской фирмой и психологическими задачами, связанными с риском реальными деньгами. Затем потихоньку увеличивайте размер своих сделок.

post-444755-0-34838200-1431422861_thumb.jpeg

Share this post


Link to post
Share on other sites
RamAdis

[spoiler=Финансисты-аферисты: худший из худших]Можно быть плохим управляющим активами, но при этом более чем обеспеченным человеком. Главное – искусство продаж. Это утверждение еще раз подтверждает Чарльз Стедман.

Если Уоррен Баффетт традиционно считается лучшим в истории инвестором и управляющим (хотя это как считать), то должен быть и его антипод — худший управляющий, символ поражения, «мистер Убыток», олицетворяющий «тёмную сторону» вложений в акции. Такой человек действительно есть. Точнее, был, так как он покинул своих вкладчиков, перейдя в лучший мир в 1997 году, в возрасте 83 лет, будучи вполне успешным и состоятельным старичком.

Чарльз Стедман не оправдал полученную им при рождении фамилию (одно из значений слова stead – «выгода, польза»). За последние 30 лет жизни он уничтожил десятки миллионов долларов, полученных от инвесторов в свои взаимные фонды (что-то вроде ПИФов). Интересно, что эти 30 лет были периодом «бычьего рынка» в США: стоимость пая в среднем взаимном фонде за те годы выросла в 20 раз. Фонды же Стедмана потеряли в общей сложности почти все средства вкладчиков.

Мистер Стедман отличался оригинальным взглядом на инвестиции. Так, один из его фондов был основан в 1960-е годы для вложений в компании, занимающиеся строительством и выращиванием сельхозпродукции на морском дне. Не мудрено, что этот фонд закрылся из-за потери всех денег. Правда, случилось это уже после того, как он дважды сменил объект инвестиций и даже название.

Компания Стедмана возникла ещё в 50-е. Во времена, когда ею руководил старший брат Чарльза Уильям, фонды не показывали каких-то выдающихся результатов — ни в положительную, ни в отрицательную сторону. Но в 1960-х Уильям умер, и власть в инвесткомпании получил его брат-юрист, который до того управлением капиталом не занимался.

И тут началось. Чарльз имел весьма своеобразные представления о том, как надо инвестировать деньги. Ему не хватало терпения, чтобы дождаться роста цены купленных акций, поэтому он их продавал вскоре после покупки. В результате, за год капитал фондов мог оборачиваться три-четыре раза. Заметим, речь идёт о временах, когда никакой алготорговли и роботов, проводящих тысячи сделок в день, не существовало. Зато платежи брокерам за сделки были велики. В результате, Стедман терял деньги дважды: и на неудачных вложениях, и на огромных «попутных» расходах.

Кроме того, странная инвестиционная деятельность фондов со временем привлекла внимание американского регулятора — Комиссии по ценным бумагам и рынкам (SEC), которая не раз пыталась открыть дело против Стедмана. Например, в 1977 году SEC обвинила Стедмана в незаконной перекачке активов из фондов в банк, который выдал ему личный кредит. Впрочем, ему всегда удавалось отбиться от обвинений, из-за чего в конце концов чиновники махнули рукой на «чудака» и доверяющих ему вкладчиков.

Бурная деятельность управляющего привела к печальным для этих вкладчиков результатам. Фонд American Industry потерял 50% с 1960 по 1997 годы, в то время как индекс S&P500 вырос в 15 раз. «Фонд роста» потерял 90% за 30 лет (с 1967-го), а лучший фонд Стедмана прибавил за последние 10 лет жизни Чарльза аж 29%. Правда, индекс за то же время вырос в 10 раз. Все четыре фонда под управлением Стедмана, дожившие до его кончины, оказались в числе десяти худших фондов в США за 30 лет. Количество инвесторов сократилось с 75 тыс. человек в 1970-е до 25 тыс. на конец 1980-х и до 10 тыс. на 1997 год.

После смерти неудачливого инвестора дочь и зять Стедмана Кэрол и Джером Кинни попытались возродить бизнес. Они переименовали компанию в Ameritor, ликвидировали два фонда и назначили главным управляющим в оставшиеся два Макса Катчера — соратника «босса» на протяжении последних 26 лет. В какой-то момент показалось, что в уникально неудачные фонды можно вдохнуть жизнь: в первые два года работы новый управляющий показал доходность 55% и 50%. Но дальше всё пошло как обычно: в 2000 году дочь Стедмана с мужем решили, что сами справятся с инвестициями и возглавили управляющую компанию, взяв помощники консультанта Пола Дитриха.

К 2007 году один из двух оставшихся фондов показал убыток 98,98%, а цена его паёв опустилась до нуля (менее 0,5 цента при минимально возможной цене 1 цент). Второй фонд «схлопнулся» в 2009 году. Но формально он просуществовал аж до 1 февраля 2012 года, когда был официально ликвидирован. На этом закончилась «загробная» история инвестиций самого неудачливого управляющего в истории.

Однако, есть два момента, на которые стоит обратить внимание и современным инвесторам.

Во-первых, несмотря на катастрофические «достижения» его фондов, сам Чарльз Стедман и его наследники чувствовали себя хорошо. Сам он жил в шикарных апартаментах в комплексе Watergate в Вашингтоне, где в разное время проживали Пласидо Доминго, Алан Гринспен, Моника Левински, Мстислав Ростропович, Кондолиза Райс и многие другие, включая сенаторов и сотрудников администрации президента США. Стедман любил живопись и роскошь: его офис, денег на который не жалели, был обставлен в стиле Людовика XIV.

Откуда же столько денег? Дело в том, что управляющая компания Стедмана взимала со своих фондов огромные платежи — от 9% до 26% в год (в разные годы по разным фондам). Эти деньги платились не от прибыли, а со всей суммы активов. Учитывая, что большую часть времени в фондах находилось несколько десятков миллионов долларов, суммы получались внушительные. Для сравнения: сейчас даже в хедж-фондах, отличающихся прожорливостью по отношению к деньгам инвесторов, платежи обычно составляют 2% от активов и 20% от прибыли в год. А обычные инвестфонды берут 1-2% от активов.

Второй важный момент заключается в том, что, несмотря на десятилетия ужасающих результатов инвестирования, Стедман продолжал управлять средствами частных вкладчиков. Почему они не забрали деньги? Большая часть всё-таки забрала — как мы писали выше, к 1997 году осталось всего около 10 тыс. вкладчиков по сравнению с 75 тыс. во времена расцвета компании. Куда же смотрели оставшиеся?

Американские журналисты тоже заинтересовались этим вопросом и выяснили следующее. Оказывается, многие инвесторы со временем просто умерли. Если, скажем, человек вкладывался в фонды Стедмана в 1960-е в возрасте 50 лет, то дожить до 90-х шансов у него было мало. А родственники не всегда знали об инвестициях, да и не у всех есть родственники. Другие инвесторы потеряли 80-90% своих вложений в эти фонды и просто махнули рукой на остатки в сотни или десятки долларов. Третьи, как ни странно, надеялись, что со временем что-то изменится, и они смогут «отбить» хотя бы часть испарившихся денег. Наконец, Чарльз Стедман был просто симпатичным пожилым человеком с оригинальными идеями и имиджем «борца с системой». Поэтому некоторые инвесторы оставляли свои деньги в фондах из чувства солидарности, возможно, даже не подозревая, как цинично Стедман использует их деньги.

История «худшего в мире управляющего» показывает, что в мире инвестиций важны только цифры, отчётность, доходность и умение принимать не всегда приятные решения. Неумелый или неудачливый управляющий может нанести огромный вред инвесторам, но условия работы инвесткомпаний таковы, что сам он при этом почти наверняка «выйдет из-под удара» и будет жить даже лучше, чем большинство тех, кто доверил ему деньги. Поэтому как бы вы ни вкладывали деньги — самостоятельно, через ПИФ, ETF или любой другой инструмент — за последствия отвечаете только вы. И действовать надо, исходя исключительно из своих интересов.

post-444755-0-27941900-1431482977_thumb.jpeg

Edited by Capman
  • Thanks 1

Share this post


Link to post
Share on other sites
RamAdis

[spoiler=Сорос говорит]Продолжим тему цитат великих. Сегодня учимся у легендарного спекулянта и не всегда удачливого инвестора Джорджа Сороса. За свою длинную жизнь он много чего сказал и написал, а Forbes сделал из этого подборку, которую опубликовал под заголовком «Правила бизнеса Джорджа Сороса». Делюсь ей с вами.



• Я не играю в рамках данного набора правил, я стремлюсь изменять правила игры.

• Я весьма критически настроенный человек, который ищет недостатки в себе и в других.

• Я использовал финансовые рынки как лабораторию для испытания своих философских теорий.

• Моя особенность заключается в том, что у меня нет специального стиля инвестиций.



• Мои решения принимаются на основе сочетания теории и какого-то инстинкта.

• Другие стыдятся ошибок, для меня же осознание собственных ошибок — источник гордости.

• Ничто так не способствует концентрации, как опасность, а чтобы ясно мыслить, мне необходимо вдохновение, связанное с риском.

• Я ищу ошибку в любом инвестиционном тезисе. Когда я нахожу ее, я действую еще более уверенно. Пока я вижу лишь позитивную сторону, я неспокоен.



• Я не люблю работать. Я делаю абсолютный минимум, необходимый для того, чтобы принять решение.

• Когда необходимо, я работаю просто яростно, поскольку я в ярости от того, что мне приходится работать.

• У меня нет ощущения, что я занимаюсь бизнесом. Я вкладываю деньги в компании, которыми управляют другие люди. Так что на самом деле я критик. Можно сказать, что в известном смысле я самый высокооплачиваемый критик в мире.

• Я всегда жил более скромно, чем позволяли мне мои финансовые возможности.



• Мой принцип состоит в том, чтобы прежде всего стремиться выжить, а уж потом заработать.

• Я считаю, что заблуждения и ошибки играют в человеческим мире такую же роль, что и мутации в биологии.

• Я сделал свою карьеру без панибратства с богатыми и сильными мира сего, и сейчас, когда я могу его себе позволить, у меня нет на это времени.

• Я законопослушный гражданин, но существуют режимы, которым надо сопротивляться, а не принимать.



• Я не принимал правил, предлагаемых другими. Если бы я это делал, я бы уже не жил.

• Я сосредоточился на деньгах и карьере, поскольку понимаю, что в нашем обществе существует тенденция к преувеличению важности денег и к тому, чтобы определять ценности в денежном выражении.

• Меня одинаково смущают как благодарность, так и лесть.

• Я без колебания спекулирую на валютных рынках, хотя и утверждаю, что необходимо обеспечить их устойчивость. Необходимо различать два понятия: участник рынка и гражданин. Будучи участником рынка, вы играете по правилам. Будучи гражданином, вы обязаны попытаться изменить систему, если она несовершенна.



• Я за максимальный надзор и минимальное регулирование.

• Я в восторге от хаоса. На самом деле я делаю деньги так: пытаюсь понять революционный процесс, происходящий на финансовых рынках.

• Для того чтобы добиться успеха, необходимо иметь много свободного времени для активного общения с разными людьми.

• Самая большая опасность для меня была заключена в признании того, что я обязан своей властью и влиянием исключительно тому, что у меня так много денег.



• Меня забавляет мой статус гуру.

• Деньги — только один из необходимых компонентов успеха, и при определенных обстоятельствах деньги могут принести больше вреда, чем пользы.

• Я по-прежнему считаю себя эгоистичным и алчным…У меня очень большие потребности, и я ставлю свои интересы превыше всего.

• Абсолютно не важно, прав ты или не прав. Важно лишь то, сколько денег ты зарабатываешь, когда прав, и сколько денег ты теряешь, когда ошибаешься.

• Я не хочу, чтобы мое имя вспоминали после моей смерти, я хочу влиять на происходящее сейчас.

post-444755-0-45427700-1431584036_thumb.jpeg

Share this post


Link to post
Share on other sites
mda

Другие стыдятся ошибок, для меня же осознание собственных ошибок — источник гордости.

Неточность, и как следствие, подмена понятий. Речь идет о совсем разных вещах.

Я не принимал правил, предлагаемых другими. Если бы я это делал, я бы уже не жил.

Неточность. Скорее всего, подразумевает - не принимал правил, предлагаемых некоторыми людьми. Другие трактовки (обо всех, например) будут некорректными. 

Меня забавляет мой статус гуру.

Слова не мальчика, но мужа. 


Я как Harvey Specter - только трейдер.

А хороший удар по печени - он как рафаэлло: вместо тысячи слов.

Memento mori

Share this post


Link to post
Share on other sites
AlexSilver

[spoiler=Сорос говорит]Продолжим тему цитат великих. Сегодня учимся у легендарного спекулянта и не всегда удачливого инвестора Джорджа Сороса. За свою длинную жизнь он много чего сказал и написал, а Forbes сделал из этого подборку, которую опубликовал под заголовком «Правила бизнеса Джорджа Сороса». Делюсь ей с вами.

 

 

 

• Я не играю в рамках данного набора правил, я стремлюсь изменять правила игры.

 

• Я весьма критически настроенный человек, который ищет недостатки в себе и в других.

 

• Я использовал финансовые рынки как лабораторию для испытания своих философских теорий.

 

• Моя особенность заключается в том, что у меня нет специального стиля инвестиций.

 

 

 

• Мои решения принимаются на основе сочетания теории и какого-то инстинкта.

 

• Другие стыдятся ошибок, для меня же осознание собственных ошибок — источник гордости.

 

• Ничто так не способствует концентрации, как опасность, а чтобы ясно мыслить, мне необходимо вдохновение, связанное с риском.

 

• Я ищу ошибку в любом инвестиционном тезисе. Когда я нахожу ее, я действую еще более уверенно. Пока я вижу лишь позитивную сторону, я неспокоен.

 

 

 

• Я не люблю работать. Я делаю абсолютный минимум, необходимый для того, чтобы принять решение.

 

• Когда необходимо, я работаю просто яростно, поскольку я в ярости от того, что мне приходится работать.

 

• У меня нет ощущения, что я занимаюсь бизнесом. Я вкладываю деньги в компании, которыми управляют другие люди. Так что на самом деле я критик. Можно сказать, что в известном смысле я самый высокооплачиваемый критик в мире.

 

• Я всегда жил более скромно, чем позволяли мне мои финансовые возможности.

 

 

 

• Мой принцип состоит в том, чтобы прежде всего стремиться выжить, а уж потом заработать.

 

• Я считаю, что заблуждения и ошибки играют в человеческим мире такую же роль, что и мутации в биологии.

 

• Я сделал свою карьеру без панибратства с богатыми и сильными мира сего, и сейчас, когда я могу его себе позволить, у меня нет на это времени.

 

• Я законопослушный гражданин, но существуют режимы, которым надо сопротивляться, а не принимать.

 

 

 

• Я не принимал правил, предлагаемых другими. Если бы я это делал, я бы уже не жил.

 

• Я сосредоточился на деньгах и карьере, поскольку понимаю, что в нашем обществе существует тенденция к преувеличению важности денег и к тому, чтобы определять ценности в денежном выражении.

 

• Меня одинаково смущают как благодарность, так и лесть.

 

• Я без колебания спекулирую на валютных рынках, хотя и утверждаю, что необходимо обеспечить их устойчивость. Необходимо различать два понятия: участник рынка и гражданин. Будучи участником рынка, вы играете по правилам. Будучи гражданином, вы обязаны попытаться изменить систему, если она несовершенна.

 

 

 

• Я за максимальный надзор и минимальное регулирование.

 

• Я в восторге от хаоса. На самом деле я делаю деньги так: пытаюсь понять революционный процесс, происходящий на финансовых рынках.

 

• Для того чтобы добиться успеха, необходимо иметь много свободного времени для активного общения с разными людьми.

 

• Самая большая опасность для меня была заключена в признании того, что я обязан своей властью и влиянием исключительно тому, что у меня так много денег.

 

 

 

• Меня забавляет мой статус гуру.

 

• Деньги — только один из необходимых компонентов успеха, и при определенных обстоятельствах деньги могут принести больше вреда, чем пользы.

 

• Я по-прежнему считаю себя эгоистичным и алчным…У меня очень большие потребности, и я ставлю свои интересы превыше всего.

 

• Абсолютно не важно, прав ты или не прав. Важно лишь то, сколько денег ты зарабатываешь, когда прав, и сколько денег ты теряешь, когда ошибаешься.

 

• Я не хочу, чтобы мое имя вспоминали после моей смерти, я хочу влиять на происходящее сейчас.

 

 

attachicon.giforiginal1.jpeg

 

Начнем с того, что "великий сорос" просто агент влияния на службе ЦРУ и, как правило, делает то, что говорят ему вышестоящие начальники. Отсюда и его "советы". Кстати, хорошо его высказывания ложатся в его "должность": 


alexsilver

Учу великому, доброму, вечному!.. ;)

Share this post


Link to post
Share on other sites
Capman

уважаемые, для обсуждения общественно-политических вопросов, событий и персон администрация форума заботливо создала специальный раздел форума. как стать участником этого раздела сказано здесь


поговорить за политику можно здесь

Share this post


Link to post
Share on other sites
RamAdis

post-444755-0-58430500-1431658628_thumb.jpeg[spoiler=Воинственный Карл]Есть гуру трейдинга, которые мирно скупают пакеты на фондовых биржах, а есть инвесторы, которые делают ставки на корпоративные войны, неплохо зарабатывая на них. Один из самых известных представителей таких агрессоров – Карл Айкан. Кто-то обвиняет его в том, что он замедляет рост экономики США, кто-то называет рейдером. Но, тем не менее, это не мешает ему быть одним из самых успешных инвесторов в мире. Подробнее об этом – в старости, заимствованной из Forbes.



Офис Карла Айкана чем-то похож на музей. Вереница трофеев, полученных в ходе десятилетий недружественных поглощений и борьбы за контроль над компаниями, покрывает каждый метр его коридоров, отделанных деревом. Присутствуют модели самолетов компании TWA — поглощения, вписавшего его имя в высшую лигу, игрушечные поезда ACF Industries, которая служила ему «кэш-машиной» на протяжении десятилетий, а также символы, связанные с Motorola, MGM, Texaco и другими корпорациями. За последний год из своего архаичного офиса, находящегося почти на вершине «олдскульного» здания GM Building на Манхэттене, 77-летний Айкан развернул корпоративную войну против 14 компаний — такой натиск сделал этого старика, которому давно прочили уход на пенсию, самым разрушительным персонажем американского бизнеса. По сути, его рука лежит на горле почти каждой крупной корпорации США.

Все это позволяет Айкану решительно… расслабиться. Сегодня он щеголяет белой профессорской бородкой, что осталась после недавнего отпуска в Майами. В то же время бизнесмен продал свою 177-футовую яхту, потому что ему надоело тратить на нее свое время. Айкан понял, что счастье для него — это его активность в бизнесе.

«Что еще мне делать? — спрашивает Айкан иронически. — Ходить на скучные званые вечера?». Он отмахивается от этой идеи и откидывается в кресле. Облаченный в блейзер с золотыми пуговицами, Айкан спокойно тянет через соломинку Coca-Cola. «Мы на вершине нашей игры, — говорит он. — Никогда не было лучшего времени, чтобы делать то, чем мы занимаемся». Сейчас Forbes оценивает его капитал в $20 млрд, теперь он, а не Джордж Сорос, самый богатый делец с Уолл-стрит. Айкану больше не нужна ничья помощь или одобрение, и это делает его очень и очень опасным.



«Он любит побеждать, и он любит деньги, но деньги для него всего лишь показатель того, кто победил и кто проиграл», — говорит его приятель и миллиардер Леон Блэк, который работал у Айкана инвестиционным банкиром в Drexel Burnham Lambert в 1980-х годах. — Он умный и безжалостный, его не волнует, что думают другие, и, хотя он не всегда прав, я бы никогда не играл против Карла».

За последние четыре года инвестиционные фонды Айкана превзошли индекс S&P 500, получив среднегодовую доходность более 25%. В этом году у него опять удачный старт — активы фондов увеличились на 12% к 13 марта 2013 года. В результате Айкан, капитал которого еще недавно составлял около $9 млрд, быстро удвоил эту сумму.

Что дальше? У Айкана никогда не было такого количества денежных средств. У корпоративной Америки — тоже. И Айкан сейчас очень похож на лису в курятнике, находясь в идеальном положении: он может использовать свой имидж корпоративного рейдера, чтобы покупать акции компаний, захватывать места в советах директоров и требовать распределения кэша, например, на дивиденды. «Прямо сейчас, — говорит Айкан, размахивая алюминиевой линейкой, как кавалерийской саблей, — ничего не продавая, мы можем выписать чек примерно на $10 млрд». Такие возможности позволяют ему давить на менеджмент компаний с капитализацией до $50 млрд.



Поэтому Dell, третий по величине производитель персональных компьютеров в мире, стал лакомым кусочком для Айкана.

В феврале Майкл Делл, который основал компанию будучи студентом, нашел возможность восстановить контроль над Dell и сделать ее частной. Делл вместе с партнером — инвестиционной фирмой Silver Lake — предложил акционерам компании выкупить их акции по цене $13,65 (+25% к рыночной стоимости). Айкан прочитал об этой сделке в газете и быстро скупил акции Dell на $1 млрд, решив, что раз Делл вкладывает такие деньги, значит компания может стоить дороже. В начале марта Айкан предложил акционерам отказаться от сделки по схеме Делла и вместо этого выплатить дивиденды в размере $9 на акцию, используя деньги и новый заем.

В конце марта Айкан, весь месяц обдумывавший более решительную тактику, уведомил специальный комитет совета директоров Dell, что заинтересован в приобретении контрольного пакета акций компании по цене $15. Окончание войны между ним, Майклом Деллом и еще одним претендентом Blackstone Group ожидается в ближайшие недели. Учитывая ставку Айкана, он почти наверняка выиграет в деньгах, даже если потерпит поражение (после публикации статьи в американском Forbes Blackstone Group отказалась от борьбы за Dell, а Айкан согласился не увеличивать своей пакет выше 10%).



Хотя кажется, что он везде, Айкан в действительности редко покидает свой бункер в GM Building. Он нечасто летает, обычно только на собрания акционеров и иногда в офис к юристам. Айкан может делать большие изменения в компаниях прямо с Манхэттена и настаивает на том, что не нуждается в микроменеджменте на местах. Его идеи, как в случае с Dell, часто приходят во время наблюдения за миром с высоты, и если ему что-то интересно, то мир приходит к нему или он просто поднимает телефонную трубку.

Даже когда он появляется на телевидении, например как в словесной битве с инвестором Биллом Акманом, Айкан делает это посредством телефона, а телекомпания показывает на экране его давнее фото (снимок для обложки Forbes — первый выход на публику за шесть лет и впервые в новом образе — с бородой).

На заре своей карьеры Айкан сам бегал на встречи. Единственный ребенок кантора синагоги и школьной учительницы, он пробивал себе дорогу из нью-йоркского района Квинс в Принстон. После вылета из медицинского колледжа и службы в армии Айкан случайно попал на Уолл-стрит, благодаря дяде, который в начале 1960-х помог ему устроиться брокером. Айкан занимался арбитражными сделками и небольшими поглощениями. В 1980-х он был прекрасно подготовлен к тому, чтобы начать зарабатывать серьезные деньги, проходя в газетных заголовках как «мастер враждебных поглощений, вооруженный мусорными облигациями».



Сегодня грубая реакция Айкана на клеймо «корпоративный рейдер» почти комична. В марте легендарный юрист Марти Липтон, изобретатель тактики защиты от недружественных поглощений, опубликовал заметку об «инвесторах-активистах», таких как Айкан. Липтон задался вопросом, не они ли ответственны за значительную часть безработицы в Америке и скромный рост ВВП. «Их действия — лишь форма вымогательства, — пишет Липтон, — их хедж-фонды терзают американские корпорации». Айкан возражает: «Я уважаю Марти, но он страшно неправ».

Айкан теперь описывает свою бизнес-философию как инвестирование в стиле Грэма и склонен сравнивать себя с величайшим практиком этой философии — Уорреном Баффеттом. С 2000 года Icahn Enterprises имела суммарный доход — 840%, а Berkshire Hathaway — 250%. И все же рынки оценивают Баффетта с премией, в то время как компанию Айкана можно купить с дисконтом по отношению к стоимости ее чистых активов. Надо признать, что между двумя миллиардерами мало общего, кроме желания встряхнуть мир в том возрасте, когда большинство их коллег стараются не терять форму с помощью разгадывания кроссвордов. Баффетт ищет неэффективных игроков на рынке, в том числе крупные компании, которые он скупает на предполагаемый период владения ценными бумагами, то есть «навсегда». Идея сделок Айкана проходит через призму провокации и жажды убийства — это две черты, которые остаются неизменными, будь перед ним «рейдер» или «активист».



Например, ему даже не нужно напоминать о Билле Акмане. «Акман недолго бы продержался на улицах Квинса, — говорит Айкан. — Главное различие между мной и Акманом: я знаю, что истинный победитель побеждает изящно. Акман никогда не научится этому». В чем провинился Акман? Все дело в $9 млн, которые 46-летний управляющий хедж-фонда выиграл у Айкана в ходе семилетней судебной войны за небольшой актив под названием Hallwood Realty. «Я большой мальчик. Я боролся с лучшими из игроков, иногда они выигрывали и я поздравлял их, и мы до сих пор друзья, — говорит Айкан. — Но этот парень заказывает статьи о том, как он побил Карла Айкана, и это отвратительно».

Словесный поединок на CNBC, когда Айкан назвал Акмана «школьным плаксой» и «лицемерным» лжецом, был просто публичной поркой молодого соперника. Настоящая война развернулась в декабре, когда Акман объявил об открытии короткой позиции в $1 млрд на акции Herbalife, что резко снизило их стоимость. Айкан тут же купил подешевевшие акции на $600 млн. После этого курс акций вырос, доставляя неудобства Акману. И хотя Айкан утверждает, что покупает акции ради прибыли, он признается, что мучения Акмана делают эту игру более интересной (сам Акман отказался от комментариев для этой статьи). «Он застрял в шорте, 20 млн акций не так просто покрыть», — говорит Айкан.

Шум возле Айкана не помешал ему сохранить в тишине информацию, что он, по сути, стал крупнейшим бенефициаром американской сланцевой революции. Уже несколько десятилетий Айкан владеет крупным парком цистерн, из которых, по его утверждению, можно сделать непрерывную цепочку от Манхэттена до Огайо. Он также контролирует двух производителей цистерн ACF Industries и American Railcar Industries (ARI). Спрос и цены на аренду этих вагонов подскочили вслед за нефтяным и газовым бумом. Например, акции ARI выросли на 75% с марта прошлого года, когда нефтяники бросились скупать цистерны.



Еще одна инвестиция в нефть — CVR Energy, возможно, самая лучшая сделка Айкана. Он зашел в эту нефтеперерабатывающую компанию в январе 2012 году, а к лету владел 82% акций и полностью поменял совет директоров. Благодаря росту загрузки заводов стоимость акций CVR Energy удвоилась, а Айкан заработал $2 млрд.

Следующая энергетическая сделка — производитель природного газа Chesapeake Energy. Первая инвестиция Айкана состоялась в 2010 году. Он потребовал продать часть активов, чтобы снизить задолженность компании. Генеральный директор и основатель Chesapeake Обри МакКлендон согласился, продав пару месторождений за $6 млрд, после чего акции выросли в цене. Но когда Айкан посмотрел в глаза МакКлендону и попросил принять его представителя в совет директоров, тот отказался. «Мы поняли, что продажа месторождений окончена, он никогда больше не будет продавать, — рассказывает Айкан. — И мы избавились от всех акций и заработали $500 млн».

Спустя год миллиардер восстановил свои позиции в Chesapeake. Окруженный обвинениям в инсайдерских сделках и нуждающийся в поддержке, МакКлендон на этот раз впустил в совет директоров Chesapeake одного из главных помощников Айкана. Но уже в январе 2013 МакКлендон объявил о своем уходе, называя причиной «разницу в мировоззрении между советом директоров и мной». Кстати, цена акций с тех пор поднялась. МакКлендон отказался от комментариев, а Айкан добавил лишь: «Я с уважением отношусь к тому, что сделал Обри, но он не из тех, кто умеет снижать затраты». По расчетам Forbes, Айкан заработал еще четверть миллиарда на инвестициях в Chesapeake.



В команду миллиардера входят 20 профессиональных инвестиционных менеджеров и юристов — довольно небольшая группа, учитывая количество денег, которыми она управляет. Зато здесь нет скучных заседаний инвестиционного комитета. Вместо этого — встречи до поздней ночи, на которых Айкан разбирает два или три ключевых аспекта, а также делает множество телефонных звонков. «Необходимо быть понятным и доступным. Это два важных момента для Карла, — говорит Грег Браун, глава Motorola Solutions, которого Айкан будил своими звонками в командировках в Китае. — А еще результаты: если у тебя нет движения вперед, считай, что у тебя проблемы».

Рид Хастингс, генеральный директор Netflix, учится работать с Айканом с прошлой осени, когда тот купил 10% акций компании. После появления миллиардера менеджмент стал разрабатывать тактики защиты от недружественного поглощения. «Это как начало шахматной партии, — говорит Хастингс. — Я беспокоился на его счет, когда мы не были знакомы, но сейчас, должен признаться, наслаждаюсь его компанией». Айкан отвечает: «Нам нравится Рид Хастингс. Я говорил ему, что если парень заработает мне 800 миллионов баксов, то я не бью его в челюсть».



Тем не менее вся индустрия банкиров и юристов, «наемников наподобие Goldman Sachs», как говорит о них Айкан, бросилась на защиту генеральных директоров и советов директоров от жалящих уколов миллиардера. Учитывая обилие кэша на балансе многих корпораций, «наемники» будут очень заняты, а конфликты будут разгораться один за другим. Например, после того как Айкан установил контроль над CVR Energy, его сотрудники узнали, что Goldman Sachs пытается получить с компании $18,5 млн за проваленную защиту. CVR Energy платить отказалась. Таковы последствия противостояния с парнем, который достаточно безумен, чтобы драться из-за принципа, и достаточно богат, чтобы побеждать.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
RamAdis

[spoiler=Школа магов]Как-то так получилось, что на этой неделе мои посты были посвящены преимущественно гуру финансового рынка: Баффет, Сорос, Роджерс, Айкан, ***. Думаю, логично завершить этот цикл обобщением по поводу того, что отличает успешного трейдера, биржевого мага, от рядового участника торгов. В помощь себе призываю старость от 2009 года, опубликованную в D’ под заголовком «Магические приметы».



Трилогия американца Джека Швагера о биржевых магах входит в обойму самых читаемых книг в среде людей, интересующихся биржевой торговлей. В основе книг лежат интервью с успешными игроками, среди которых Джим Роджерс, Пол Тюдор Джонс, Ричард Деннис, Эд Сейкота и многие другие. Джек в первую очередь журналист, автор книги по техническому анализу, но при этом он периодически играет на рынке, поэтому интервью являются проработанными историями успеха, что позволяет рассматривать его книги о магах как руководство к действию. В середине октября Джек принял участие в четвертой конференции «Фьючерсы и опционы», организованной агентством Derivative Expert, на которой он поделился наблюдениями о том, что же общего у успешных биржевых игроков.

Характер и метод

Возьмем двух трейдеров. Первый — это Пол Джонс, он торговал фьючерсами, много заработал, а затем основал компанию, которая сейчас управляет миллиардными средствами. Когда мы договаривались с ним об интервью, он сказал: «Приходи ко мне в офис в два часа». Я предложил ему встретиться в другое время, так как он активный трейдер, а я смогу прийти и после закрытия торгов. Но Пол ответил: «Ничего страшного, приходи». У него большой офис: везде на стенах мониторы, кругом люди, которые выкрикивают приказы — купи золото, продай облигации, и он сам во всем этом тоже участвует. И одновременно разговаривает со мной.

Второй человек — это Гил, который был финансовым директором в нашей компании. Он раньше вообще не торговал. Но когда-то к нему пришел человек и сказал: «Гил, я торгую ПИФами, посмотрите на мои результаты». Гил посмотрел и решил, что можно создать более качественную стратегию и заработать еще больше денег. И тоже стал покупать паи, держать их один-три дня, потом продавать. Он этим занимается уже 12 лет, в один год заработал 45%. У него было лишь пять плохих месяцев, а максимальный убыток составил всего 5%.



При этом Гил — застенчивый, одинокий человек, который не любит шума, гама, большого офиса. Он свою стратегию разработал в библиотеке, просиживая там неделями в одиночестве. Затем поставил в спальне торговый терминал и стал управлять деньгами родственников. Вы можете себе представить такого человека, работающего в офисной суете? Нет.

Но оба — Пол и Гил — зарабатывают: у первого — драйв, у второго — тишина и покой. Поэтому, если вы унесете с нашей встречи только эту мысль, будет уже хорошо. Вы должны выработать уникальный подход, который соответствует вашему нутру, мироощущению и характеру. Поэтому я никогда не даю рекомендаций начинающим трейдерам, ведь каждому необходим свой собственный рецепт.

Трудоголизм

Многие мечтают стать трейдерами, потому что им кажется, что зарабатывать легко, — это пробуждает жажду наживы. Но ирония заключается в том, что те, кто зарабатывает, для этого много трудятся. Трудоголизм — общее качество успешных трейдеров.



Работа без усилий

Одновременно я скажу, что хороший трейдинг — это работа без перенапряжения. Как такое может быть? С одной стороны, упорный труд — это подготовка, но, когда вы уже начинаете торговать, это должно происходить без усилий. Посмотрите на обрюзгшего домоседа, который бегает от дивана до холодильника и обратно. И представьте себе марафонца. Кому из них легче будет бежать длинную дистанцию?

Если торги не идут, нельзя себя пересиливать. Нужно остановить торговлю, вернуться и готовиться. Когда есть борьба, напряжение — значит, что-то здесь не то.



Управление рисками

О money management написано много книг, их суть сводится к тому, что рисковать необходимо 2–3% капитала. А на самом деле самое важное другое. Это удачно сформулировал Брюс Ковнер: «Всякий раз, когда я вхожу в рынок, я знаю, когда выйду. Причина этого заключается в том, что объективная оценка ситуации возможна только вне торгов. После входа в рынок объективность теряется». Поэтому Брюс определяет стратегию выхода еще до того, как разместит первый биржевой ордер. В этом деле важна привычка, которой должны стать ваши принципы управления рисками.

На Уолл-стрит есть поговорка, что даже плохая торговая система может работать, если есть хороший мани-менеджмент. Ничего подобного. Я никогда не видел трейдера, который выжил бы согласно этой поговорке. Конечно, у каждого свое объяснение успехов, но таких, которые бы говорили: «Просыпаюсь рано утром и думаю, что нравятся мне казначейские облигации», я не видел. Гусарского отношения нет ни у кого из них — все очень конкретны.



Дисциплина: отвлекся — накажут

Вы, конечно, отмахнетесь от меня и скажете, что слышали о дисциплине десять раз, но чтобы этот пункт не был пустым звуком, я расскажу историю. Мой знакомый трейдер, который сделал состояние на валютном рынке, как-то купил канадский доллар. И вот он видит на торговом терминале, что цена стала быстро падать. Но мой знакомый в тот момент торопился на самолет, поэтому отмахнулся от увиденного и уехал из офиса. Оказалось, что в Канаде застрелили кандидата в президенты страны и валютный курс действительно падал. Этот случай стоил ему миллионов.



Независимость

Чтобы быть успешным, необходимо быть независимым. Это не большая новость, но Майкл Маркус, один из лучших трейдеров, говорил: «Торговец должен следовать за собственной путеводной звездой. Если собрать группу лучших трейдеров, заставить их торговать вместе, то результат будет плохим. Когда ты слушаешь чужое мнение, происходит все не так, как надо».



Уверенность

Я трейдерам задаю простые вопросы. Например, спрашиваю: мол, вы заработали кучу денег, почему бы не положить их в банк и не отправиться на покой? И Пол Джонс когда-то мне сказал, что 75% своих средств держит у себя в фонде, так как это самое безопасное место для денег. И это сказал торговец фьючерсами! Значит, он уверен в своем подходе, и такое качество должно быть у каждого профессионального трейдера. Если вы не уверены, то, вероятно, следует играть меньшими суммами.



Принятие потерь

Потери — часть игры. Новички часто думают о безубыточности, так как подсознательно не могут признать неправоту. Они хотят отыграться, закрыться хотя бы «в ноль». Но важно принимать потери и понимать: да, сейчас я был неправ, проиграл — и закрыть позицию с убытком. Партнер Ричарда Дэнниса (учителя «черепах» — группы обычных людей, из которых пытались вырастить трейдеров) Вильям Экхард говорил: природа человека настолько не подходит для трейдинга, что большинство людей принимают худшие решения в своей жизни, когда начинают торговать. Проблема в том, что людям нужен комфорт. Так получилось, что мы эволюционировали ради комфорта — более хорошей пищи или секса, например. Но биржевая игра дает дискомфорт, и человеческая природа этому сопротивляется. В академических кругах приняты такие аналогии: можно взять The Wall Street Journal и обезьянку, которая будет тыкать пальцем в газету. В какую акцию попадет — такую покупать. Но Экхард говорил, что у обезьяны получится лучше, чем у человека, так как у нее нет инстинкта, присущего нам. Поэтому следует понимать, что человеческая природа не предназначена для трейдинга в принципе. И часть успеха заключается в том, чтобы принимать потери, а это некомфортные решения.

post-444755-0-25538300-1431756276_thumb.jpeg

Share this post


Link to post
Share on other sites
RamAdis

[spoiler=Твиты на миллиард]Правило «кто владеет информацией, то владеет миром» традиционно наиболее ярко проявляется на бирже. Несколько слов, какой-то намек или предположение за несколько секунд могут трансформироваться здесь в прибыль или убыток, иногда исчисляемые миллионами и миллиардами долларов. Показательный анализ не так давно провел журнал «Секрет фирмы», который выявил твиты, оказывавшие наибольшее влияние на фондовый рынок. Делюсь с вами эти обзором.



Биржа живёт ожиданиями. Знаменитые предприниматели умеют подогреть их одним твитом. Хотя бывает и наоборот: из-за поста в 140 знаков бизнес порой теряет миллиарды. «Секрет» вспоминает самые громкие твиты, значительно повлиявшие на стоимость разных компаний.

Миллиард для Tesla



«Крупный новый проект Tesla — не автомобиль — будет представлен в 8 вечера 30 апреля», — написал в своём твиттере основатель Tesla Motors Илон Маск. Спустя несколько минут акции компании выросли в цене с $190,8 до 194,3 за штуку, благодаря чему капитализация компании увеличилась на $1 млрд, до $24 млрд. В итоге Tesla Motors представила проект перезаряжаемых аккумуляторов для дома и офисов Tesla Energy, которые позволят сократить расходы на электричество, а также обеспечить помещение резервным энергоснабжением в случае, если электричество отключат. Сегодня рыночная стоимость Tesla Motors превышает $29 млрд.

$17 млрд для Apple



Летом 2013 года американскому инвестору Карлу Айкану не давала покоя капитализация Apple. Его холдингу Icahn Enterprises принадлежит доля яблочного гиганта. Правда, на тот момент об этом никто не знал. Айкан решил раскрыть карты в твиттере: «Мы владеем большой долей Apple и верим, что компания крайне недооценена». Следом он опубликовал ещё один твит — о том, что он встретился с CEO Apple Тимом Куком и рекомендовал ему активнее развивать программу по обратной покупке собственных акций. Это увеличило стоимость акций Apple на 4% — капитализация выросла на $17 млрд и составила $489 млрд. Сегодня стоимость компании превышает $741 млрд.

$2,4 млн для шустрого трейдера



В конце марта 2015 года неизвестный трейдер за полчаса заработал более $2,4 млн благодаря твиту репортёра The Wall Street Journal Даны Маттиоли. Она написала о том, что корпорация Intel, по всей видимости, собирается поглотить производителя чипов Altera, и пообещала, что вскоре в газете будет опубликован материал с подробностями этой сделки. Трейдер понял, что ждать публикации статьи не стоит — до закрытия торгов оставалось всего несколько минут. Он сразу же купил опцион на 300 000 акций Altera. Каждый опцион стоил около $0,35, а весь пакет обошёлся в $110 000. Когда торги возобновились, материал The Wall Street Journal уже был опубликован, а опционы стоили около $8,5. Таким образом, весь пакет за полчаса подорожал на $2,4 млн. Переговоры о сделке между Intel и Altera ещё идут.

Минус $5 млрд у Twitter



В конце апреля аналитическая компания Selerity в своём твиттере опубликовала данные о том, что выручка компании Twitter по результатам квартала составила $436 млн, при этом рынок ждал суммы на $21 млн больше. Отчёт был опубликован раньше, чем планировалось. Сотрудников Selerity заподозрили во взломе, но глава компании Райан Терпстра признался, что данные о финансовых результатах были найдены в разделе инвесторов на сайте Twitter. Вслед за этим инцидентом в Twitter началось внутреннее расследование, чтобы наладить контроль за конфиденциальной корпоративной информацией. Для Twitter сообщение Selerity обошлось в $5 млрд — так уменьшилась капитализация компании, а у Selerity лишь стало на несколько тысяч подписчиков больше.

Минус 128 пунктов индекса Доу-Джонса



В апреле 2013 года неизвестные взломали твиттер-аккаунт информационного агентства Associated Press. В результате от имени агентства было опубликовано ложное сообщение о взрывах в Белом доме и ранении президента США Барака Обамы. Твит удалили через 20 минут, а агентство сообщило через другой свой аккаунт — Associated Press Fashion, — что основной твиттер был взломан. Тем не менее это сообщение успело повлиять на индексы Доу-Джонса — рыночный индекс, охватывающий показатели 30 крупнейших компаний США, упал из-за ложного сообщения на 128 пунктов.

post-444755-0-78125900-1431929909_thumb.jpeg

Share this post


Link to post
Share on other sites
RamAdis

[spoiler=AAPL - компания, которая обречена на успех !]Яблоко в очередной раз вытащила козырь из рукава.

В июле 2013 года был выпущен детский стульчак с планшетом и я сделал однозначный вывод о рестарте восхождения,
смотрите мой пост: здесь

А вот и очередной джокер



Спрос на это изделие обеспечен. Причем под каждый костюм будут свои часики, не менее трех штук в руки )))

Так что очередной взрывной рост обеспечен.

post-444755-0-72535800-1431930097_thumb.jpeg

Share this post


Link to post
Share on other sites
RamAdis

[spoiler=Голливуд на службе Уолл-стрит]Сегодня отмечается знаковая дата для американской киноиндустрии. Ровно 88 лет назад ныне забытая кинозвезда Норма Толмадж по каким-то причинам босая влезла в незастывший асфальт, оставив там отпечаток своей ноги. Как бы там не было, но это натолкнуло маркетологов Голливуда на создание аллеи звезд, ставшей одним из символов американского кино. За 88 лет оно сильно изменилось не только технологически, но и организационно. Например, аналитики констатируют, что Голливуд стал, по сути, придатком Уолл-стрита. Подробнее об этом – в сегодняшней старости, оригинал которой был опубликован в 2007 году в журнале РЦБ.



В последние годы отчетливо обозначилась новая тенденция в деловых взаимоотношениях между Голливудом и инвестиционно-финансовым сообществом США. Финансисты, ранее инвестировавшие в создание фильмов, стали все весомее влиять на производственную и прокатную политику киноиндустрии, а также, по сути, косвенно вмешиваться в творческий процесс. Многие принципиальные вопросы, которые раньше обсуждались в офисах крупнейших студий и ресторанах Лос-Анджелеса, облюбованных богемой, сегодня в Америке решаются в нью-йоркских финансовых конторах. В то время как студиям выгоднее производить крупные бюджетные фильмы, финансистам интереснее вкладывать деньги в большое количество малобюджетных фильмов, которые демонстрируются в многозальных кинотеатрах типа мультиплекс. При таком варианте существенно повышается прибыль, и весь бизнес-процесс - от производства до проката - становится более предсказуемым. Кроме того, инвесторы все чаще заключают финансовые договоры не со студиями, как это было всегда, а напрямую с продюсерами, и даже режиссерами.

Знаковым событием 2006 г. стало подписание пулом, в который вошли JP Morgan, CIT Group and DE Shaw, договора об инвестировании в форме долгового финансирования с продюсером студии Warner Brothers Джоэлом Сильвером (Joel Silver). Контракт на производство 15 малобюджетных фильмов на общую сумму 220 млн долл. был подписан в октябре. Известность к Дж. Сильверу пришла после выхода фильма "Смертельное оружие" (Lethal Weapon). Но на вершину продюсерской славы он поднялся после мирового успеха "Матрицы" (The Matrix). В целом, за более чем 20-летний стаж работы в Городе Ангелов, Сильвер продюссировал около 50 картин, которые собрали для "империи грез" 5,6 млрд прокатных долларов. Согласно контракту Сильвер в лице его частной кинокомпании Dark Castle Entertainment - единоличный владелец всех фильмов, которые планируется выпустить за 6 лет под его руководством. Стоимость каждой картины составит не более 40 млн долл. Таким образом, пул инвесторов профинансировал создание 8 картин, а остальные 7 должны быть сняты за счет доходов от реализации первых фильмов.



Что касается Warner Brothers, с которой Сильвер поддерживает партнерские отношения, то студия обеспечивает дистрибуцию картин и выплачивает гонорар. Однако не только продюсеры интересуют финансистов. За несколько месяцев до подписания крупнейшего контракта в истории кино Америки Джоэлом Сильвером как частным лицом Merrill Lynch оформила 200-миллионный контракт на производство 10 малобюджетных фильмов с кинокомпанией Cold Spring Pictures. Компанией владеет известный режиссер Иван Рейтман (Ivan Reitman), снявший "Охотники за приведениями" ("Ghostbusters") и некоторые другие хиты проката. А в конце лета появились небезосновательные слухи о проведении Томом Крузом через своего менеджера активных переговоров с Уолл-стрит о финансировании своей творческой деятельности. Незадолго до этого знаменитый актер заявлял о том, что расстается с Paramount Pictures.

Основными инвесторами в индустрию кино являются хедж-фонды, которые делают ставки на успешных авторов фильмов и их продюсеров, пытаясь застраховаться от возможных коммерческих поражений кинокомпаний. Основной критерий их выбора - доказанный коммерческий успех. Практическим подтверждением обоснованности такого подхода стал неудачный проект CrОdit Lyonnais, пытавшегося спасти MGM и Carolco Pictures от банкротства, которые в результате так и не выбрались из финансового пике. Таким образом, Уолл-стрит ясно дает понять, что инвестиционный мир сегодня делает ставку не на компании, а на людей. Такой подход, конечно, задевает самолюбие руководителей студий, привыкших считать себя вершителями судеб как самих картин, так и сценаристов, режиссеров, актеров и продюсеров. "Киношники" брюзжат, что не готовы обсуждать с финансистами сценарии фильмов, максимально, что они могут сделать для них, - это пригласить на презентацию ленты. В свою очередь финансисты заявляют о своем нежелании вкладывать в студии, чтобы не "нарваться" на финансирование фильма по бездарному сценарию. Материальное преимущество в этом споре остается на стороне инвесторов.



Финансовый мир оказывает и моральное воздействие на киноиндустрию США, которая формирует экранный образ американского героя нашего времени. На протяжении последних десятилетий Голливуд создает притягательный имидж финансовых тузов - железных парней, обладающих силой воли, проницательным взглядом, холодным умом и горячим сердцем. На роли крупных финансистов приглашают мегазвезд, демонстрируя почитание к влиятельным лидерам финансовой отрасли. Достаточно вспомнить образ брокера Гекко из фильма "Уолл-стрит", которого сыграл блистательный Майкл Дуглас, и его фразу: "Мне нужны голодные умные парни". Инвестиционный банкир Эдвард Льюис (Ричард Гир) из "Красотки", влюбившийся в непосредственную и обаятельную уличную проститутку (Джулия Робертс), отказался от выгодной перепродажи поглощенной компании, потому что понял, что там "работают хорошие люди".

Голливуд и Уолл-стрит с незапамятных времен соревнуются друг с другом за звание быть воплощением американской мечты. Многих финансистов манило кино, некоторые, вложив деньги, оставались в результате лишь с фотографией очередной мило улыбающейся старлетки на память. Однако и многих деятелей кино притягивали небоскребы финансовой части Манхеттэна. Так, в брокеры подался блиставший в 1950-е гг. Лайонелл Крабб (Lionel Crabb), получивший прозвище Buster Crabbe (Фартовый Краб). Краб сыграл Тарзана в нескольких сериях одноименного фильма, сменив в этой роли Джони Вейсмюллера. Оба актера были олимпийскими чемпионом по плаванию, но закат карьеры в спорте и кино встретили по-разному. Фартовый Краб оказался действительно фартовым: он работал в Нью-Йорке брокером, заработал неплохие деньги и встретил старость владельцем калифорнийской компании по строительству бассейнов.



В сотрудничестве киностудий и финансового мира, которое может перерасти в противостояние, появился еще один аргумент не в пользу киномира. Несмотря на всемирную программу борьбы с пиратством, год от года оно ощутимее наносит удары по финансовой независимости Голливуда. Американская ассоциация производителей игрового кино (The Motion Pictures Association of America) долго не могла согласовать со студиями целесообразность обнародования результатов исследования, проведенного консалтинговой компании LEK Consulting, - настолько обескураживающими оказались ежегодные потери. Цифры потерь на 75% превысили ожидаемые и составили 6,1 млрд долл. Положение ухудшается еще и тем, что основной удар пираты нанесли по главному источнику Голливуда в последние годы - DVD-продукции. Наибольший ущерб получила киноиндустрия США - около 1,3 млрд долл. Далее следуют Мексика (около 500 млн долл.), Китай и Россия, потери которых исчисляются приблизительно 300 млн долл.

Реакция некоторых компаний на просьбу согласовать распространение данных о пиратстве свидетельствует о том, насколько болезненной является для них эта проблема, которая в свое время объединяла студии, а в данном вопросе стала яблоком раздора. Так, компании Warner Bros (принадлежит Time Warner Inc.) и Twentieth Century Fox (входит в News Corpоration) выступили против опубликования этого доклада. Walt Disney Co. и Paramount Pictures (принадлежит Viacom Inc.) пошли на уступку, но согласились с неохотой, а NBC Universal (входит в General Electric Co.) и Sony Pictures заняли выжидательную позицию.



История с опубликованием доклада о пиратстве демонстрирует еще один фактор зависимости империи грез от империи Уолл-стрита. Нежелание кинокомпаний обнародовать цифры потерь объясняется тем, что все они либо являются публичными акционерными компаниями, котирующимися на фондовом рынке, либо входят в таковые, и тема потерь от несанкционированного использования видеопродукции может оказать негативное воздействие на акционеров.

post-444755-0-46888500-1431941492_thumb.jpeg

Share this post


Link to post
Share on other sites
RamAdis

[spoiler=Цитаты Афериста]Предлагаю продолжить тему Голливуда. Фильмы про финансистов и трейдеров ему традиционно удаются. Правда, создается впечатление, что наши американские коллеги живут преимущественно за счет обмана клиентов, инсайдерских сделок и операций со сверхвысоким уровнем риска. С другой стороны, оно и понятно – надо же им как-то зарабатывать на кокаин и проституток. Зато многие фильмы – просто кладезь интересных цитат. Вот, например, материал из The Village «15 цитат об игре на бирже из фильма «Аферист». Кино, кстати, про Ника Лиссона (фото ниже) – давно собираюсь написать про него в рубрике «Финансисты-аферисты»…



История о том, как старейший банк Великобритании обанкротился из-за одного нерадивого сотрудника, любившего приврать. Основана на реальных событиях.

Мемуары мошенников, написанные в тюрьме, — идеальный материал для киносценария. Здесь есть всё: и исповедь «маленького человека», и размышления об истинной природе «бабла», и насмешка над иллюзорной стабильностью экономической системы. Всё это приправлено действительно напряжённым экшеном в виде хаотичного движения биржевых индексов вверх-вниз. Главный герой Ник Лисон устраивается работать трейдером в сингапурское отделение британского банка Barings. Игра на бирже у него не ладится, и, чтобы скрыть это от начальства, он открывает секретный счёт, на который списывает все свои убытки. Всё это время окружающие считают его лучшим трейдером банка, показывающим феноменальные результаты. Лисону удалось скрывать происходящее до тех пор, пока убыток на счёте не превысил $1,3 млрд.



— Биржа похожа на сумасшедший дом, брокеры размахивают руками, орут, как на скачках. Но всё это становится логичным, когда ты понимаешь главный принцип. Мы не продаём и не покупаем реальный товар, мы играем со временем и цифрами.



— Всё будет хорошо, если мы исправим баланс до конца месяца. Мы будем играть деньгами со счёта клиента и вернём их из доходов следующего месяца.

— Но это же похоже на игру в казино!

— Успокойся, Бонни, биржа — это есть одно гигансткое казино.



— Что скажешь о бирже, Ник? В долгосрочной перспективе.

— Ты шутишь? Здесь все думают секундами. Долгосрочный период — это завтрашнее утро.



— Биржа падает и поднимается, как трусы стриптизёрши.



— Хуже всего то, что никто на свете не знает, какой я на самом деле неудачник. Когда я хочу, чтобы биржа росла, она всегда падает. Я воспринимаю это как личное оскорбление.



— Год подходил к концу, и я по уши увяз в дерьме. А в банке меня считали лучшим брокером и хотели, чтобы я произнёс речь на ежегодном собрании, посвящённую секретам моего успеха.



— Вот так с помощью ножниц и клея я сделал $78 млн.



— Ты не машина, Ник. В таком ритме ты долго не продержишься. Следующие похороны, на которые ты попадёшь, будут твоими собственными.



— Это было ужасно — зайти в офис и увидеть всех тех людей, которых я избегал в течение нескольких месяцев. Враньё по телефону и враньё в лицо — две большие разницы.



— Как ему это удаётся? Он нашёл новый способ делать деньги. Играет не по правилам, игнорирует законы. Именно благодаря таким людям, как Ник, Лондон вновь начнёт процветать.



— Ты уже придумал, что будешь делать с премией, Ник?

— Уж точно не вложу её в опционы и фьючерсы.



— Ты сказала, у нас пересадка в Абу-Даби? Там же за воровство отрубают руки.

— Не смеши меня, они просто забросают тебя камнями.



— Несмотря на слухи о спрятанных мною миллионах, я ничего не выиграл из моих операций. Сидя в тюрьме, я сильно жалею об этом.



— Старейший банк Великобритании Barings был куплен голландским банком за приличную сумму — 1 фунт стерлингов.



— Ты играл, делал ставки на чужие деньги. Почему ты ничего мне не рассказывал об этом, Ник?

— Я просто не хотел разочаровать вас всех: тебя, отца, девочек из офиса. А теперь меня все ненавидят. Всё могло закончиться совсем по-другому, я мог бы стать героем, это чуть было не случилось.

post-444755-0-75772000-1432017000_thumb.jpeg

Share this post


Link to post
Share on other sites
RamAdis

[spoiler=​Merrill Lynch для народа]Если спросить трейдера, что такое Merrill Lynch, то, скорее всего, можно будет услышать ответы в стиле «крупный инвестиционный банк», «еще один кукл» и «жертва кризиса 2008 года». А между тем, компания начинала как народный брокер, который нес в американскую глубинку прелести фондового рынка (***удалено***). Мне этот факт показался интересным, так что делюсь с вами старостью из журнала «Компания» от 1999 года, которая называется «Популист с Уолл-стрит».



Чарлз Меррил, основатель одного из самых известных инвестиционных домов - Merrill Lynch, пробивался на Уолл-стрит из самой американской глубинки. Завоевав себе место под солнцем, он сделал все, чтобы, по его собственному выражению, «Уолл-стрит пришел в каждый городок» и каждый американец - независимо от социального статуса и доходов - смог выступить в роли инвестора.

Нет пророка в своем отечестве

В конце 1928 года Чарлз Меррил, совладелец инвестиционной компании Merrill Lynch, решил обратиться за консультацией к психиатру. Сомнения в собственном здравомыслии у Меррила возникли после того, как он остался едва ли не единственным бизнесменом, не разделявшим всеобщих восторгов по поводу бурного экономического подъема, переживаемого США. В то время как влиятельные политики и экономисты говорили о скором наступлении эры всеобщего благоденствия, Чарлз Меррил не уставал твердить об опасностях, которыми чреват спекулятивный «бычий рынок». 31 марта 1928 года он отправил своим клиентам письма, в которых рекомендовал срочно продавать акции, пользуясь их небывало завышенными ценами. Большинство держателей акций пропустили совет мимо ушей. Тогда Меррил решил предупредить американцев о грядущем крахе устами более авторитетного человека. Он предложил партнерство в своей фирме уходящему в отставку президенту Кулиджу, если тот публично предупредит страну о возможных последствиях яростной спекуляции на фондовых биржах. Кулидж отказался, упрекнув Меррила в необоснованном пессимизме.



Тогда-то Меррил и отправился к знакомому психиатру. Врач сразу развеял все его сомнения. «Чарли, - сказал психиатр, - если ты сумасшедший, то и у меня не все в порядке с головой, потому что я продал все акции, как ты и советовал».

Успокоенный Меррил, отчаявшись убеждать клиентов, решил уберечься хотя бы сам и продал значительную часть акций, находившихся в его личном владении. О пророчествах Меррила вспомнили лишь в октябре 1929 года, после краха нью-йоркской фондовой биржи. Но было поздно: началась Великая депрессия, похоронившая множество крупнейших компаний и ведущих брокерских фирм. Merrill Lynch же не только выжила, но и сумела значительно укрепить свои позиции. А Меррил еще не раз демонстрировал свою прозорливость, которая снискала ему славу одного из самых авторитетных боссов Уолл-стрит.



Из аптеки - на Уолл-стрит

Чарлз Меррил родился в 1885 году во флоридской деревушке Гринкоув-Спрингс. Его отец, Чарлз Мортон Меррил, был сельским врачом, а заодно и владельцем местной аптеки. Там и начал свою карьеру Меррил-младший, смешивая посетителям молочный коктейль. Вскоре отец обнаружил, что этот коктейль стал пользоваться бешеным успехом, а продегустировав его, выяснил и причину популярности напитка: оказывается, сын втихаря добавлял в коктейли спирт.

Меррил-старший поступил в высшей степени разумно - он просто повысил цену на коктейль новой рецептуры, а не в меру сообразительного отпрыска отправил учиться в колледж. Окончить колледж Чарлз так и не сумел, поскольку на полный курс обучения у отца не хватило средств. Зато юный Меррил успел обручиться с однокурсницей, отец которой владел небольшой нью-йоркской текстильной компанией Patchogue-Plymouth Mills. Тот принял будущего зятя в свою фирму на должность рассыльного, положив Чарлзу $15 в неделю. Однако едва Меррил приступил к своим обязанностям, как разразился кризис 1907 года и Patchogue-Plymouth оказалась на грани банкротства. Спасти компанию мог только банковский кредит, но в условиях кризиса рассчитывать на него было практически невозможно. Чтобы не унижаться самому, босс отправил добывать кредит Меррила. Молодой человек оказался прирожденным дипломатом и, ко всеобщему удивлению, сумел не только добиться аудиенции с президентом National Copper Bank, но и получить $300 тыс. кредита.

После этого случая Меррил моментально вырос в глазах своего будущего тестя, который стал готовить Чарлза в партнеры. Два года Меррил постигал все тонкости менеджмента прямо на рабочем месте, но затем ему расхотелось идти под венец, и, расторгнув помолвку, Чарлз ушел из Patchogue-Plymouth на Уолл-стрит, в George H. Burr & Company. Вскоре он устроил в эту фирму и своего ближайшего приятеля Эдмунда Линча, зарабатывавшего на жизнь продажей оборудования для производства газированной воды.



Доктрина Меррила

Именно работая в George H. Burr & Company, Меррил сформулировал основы своей новаторской концепции торговли ценными бумагами. Поскольку богатые клиенты Уолл-стрит, как правило, были вне досягаемости неопытного брокера, который к тому же не обладал никакими связями, Меррил решил, что он будет апеллировать к другой клиентуре - среднему классу. По его концепции облигации и акции должны были продаваться подобно прочим потребительским товарам. В ноябре 1911 года он изложил свои новаторские взгляды в статье «Господин средний инвестор», опубликованной в Leslie's Weekly. «В ситуации, когда тысячи потребителей рассеяны по всем Соединенным Штатам, - писал Меррил, - мне представляется более предпочтительным опираться именно на средних инвесторов, совокупная покупательная способность которых огромна и продолжает неуклонно расти».

А в 1912 году Меррил разработал в общих чертах и модель, которая позволила бы инвесторам из всех уголков страны попасть на «Уолл-стрит, который придет в каждый городок». Идея подобной модели пришла в голову Чарлзу Меррилу после того, как владелец сети розничной торговли Kmart Себастьян Крезг поручил George H. Burr & Company выступить гарантом размещения акций его компании. Меррил, занимавшийся размещением акций Крезга, открыл для себя совершенно новый метод розничной торговли. Сети розничных магазинов, управляемых одним оператором, могли гибко реагировать на запросы потребителя, предоставляя ему широкий выбор товаров по приемлемым ценам. Прозорливый Меррил одним из первых оценил огромную перспективность розничных сетей, которые вскоре коренным образом изменили стиль американского шоппинга. А главное - он понял, что торговать в розницу можно и ценными бумагами.



Эксперт по инвестициям в розничные сети

Для реализации своих смелых замыслов Меррил решил в январе 1914 года открыть собственную фирму. Офис располагался, естественно, на Уолл-стрит, в доме №7. В июле того же года к Меррилу присоединился Линч, и партнеры подписали соглашение о создании Merrill, Lynch & Co. У дуэта не было ни особого опыта, ни капитала, но партнерам благодаря успешному размещению акций Крезга удалось выиграть контракт на размещение акций другой розничной сети - J. G. McCrory Co. - на сумму $6 млн. Однако в связи с началом первой мировой войны фондовая биржа временно закрылась, так что разместить акции McCrory удалось лишь к маю 1915 года. Эта сделка принесла партнерам первые солидные деньги - размер комиссионных Merrill Lynch составил $300 тыс.

Всю послевоенную декаду Merrill Lynch специализировалась на размещении акций бакалейных магазинов, универмагов и других розничных сетей. В подавляющем большинстве случаев Меррил и сам приобретал солидные пакеты акций этих компаний. «Если акции настолько хороши, что их можно продать, значит, они хороши настолько, что их можно купить», - заявлял Меррил коллегам с Уолл-стрит, которые не слишком-то верили в будущее розничных сетей.

Впрочем, это было больше, чем просто маркетинговая технология. Цены на акции розничных сетей росли, и Меррил медленно, но верно увеличивал свое состояние. Кроме того, будучи крупным акционером розничных сетей, он имел возможность влиять на стратегию их развития, корректируя ее в соответствии со своими представлениями. А в 1926 году Merrill Lynch и вовсе приобрела розничную сеть Safeway Stores, присоединив к ней затем еще несколько бакалейных сетей.



Супермаркет ценных бумаг

Использование модели розничных сетей применительно к операциям с ценными бумагами пришлось отложить из-за Великой депрессии на добрый десяток лет. Поняв, что кризис будет затяжным, Меррил перевел счета клиентов фирмы и большую часть личного капитала в крупнейшую брокерскую фирму E. A. Pierce & Co., а сам переключился на Safeway. Подобрав обломки потерпевшей крах розничной сети MacMarr, он в 1931 году присоединил 1300 входивших в нее магазинов к Safeway и стал владельцем третьей по величине сети после A&P и Kroger. Это помогло пережить трудные времена и с триумфом вернуться на Уолл-стрит.

Годы депрессии катастрофически снизили интерес американцев к фондовому рынку. В 1939 году, к примеру, каждый одиннадцатый американец считал, что на нью-йоркской фондовой бирже торгуют мясом. Впрочем, Уолл-стрит эти мнения по-прежнему не интересовали: он оставался своеобразным клубом для избранных, обслуживающих крупных инвесторов. Из воротил Уолл-стрит только Меррил решил сделать ставку на средних и мелких инвесторов, посчитав, что настало наконец время реализовать давнюю концепцию по созданию сети супермаркетов ценных бумаг.

Чтобы не создавать эту сеть с нуля, Чарлз Меррилл в январе 1940 года организовал слияние Merrill Lynch c E.A.Pierce. Вложив в сделку личные $2,5 млн, он получил 56% акций новой компании, названной Merrill Lynch, E.A.Pierce & Cassatt (Меррил настоял на включении в название фирмы фамилии Линча, хотя тот скончался в 1938 году). Новая компания объявила о своей ориентированности на среднего инвестора. Меррил, формулируя задачи фирмы, заявил: «Уолл-стрит должен прийти в каждый городок, и мы должны решить эту задачу при помощи методов, применяемых в розничных сетях».



Борьба за клиента

Но для начала необходимо было вернуть доверие американцев к операциям с ценными бумагами. Добиться этого Меррил решил, провозгласив политику открытости. Первым ее проявлением стала публикация годового отчета фирмы за 1940 год, который компания завершила с убытками $308 тыс. Весь Уолл-стрит, привыкший вести дела в условиях строгой секретности, застыл в изумлении. Однако расчет Меррила полностью себя оправдал: газеты, сообщая о неслыханном поступке человека с Уолл-стрит, сделали ему бесплатное паблисити, а читающая публика уверилась в честности Меррила. В результате к 1944 году Меррил проводил операции с 10% ценных бумаг нью-йоркской фондовой биржи.

Совершенно непривычными для инвестиционных домов были и массированные рекламные кампании, проводившиеся Меррилом. В 1947 году фирма, получив прибыль в $6,2 млн, потратила на рекламу $400 тыс. Рекламные кампании Меррила преследовали две главные цели: дать людям представление о том, что такое фондовый рынок, и переориентировать их с хранения сбережений на депозитах на вкладывание средств в ценные бумаги. К 1950 году 106 офисов Меррила по всей стране обслуживали 104 800 клиентов. Однако инвестиции американцев в экономику страны были по-прежнему ничтожно малы. В том же 1950 году общий объем частных инвестиций составил лишь $580 млн (для сравнения: на покупку автомобилей американцы потратили $9 млрд). Но Чарлз Меррил в очередной раз оказался прозорливее других.

Начавшаяся «холодная война» резко изменила отношение американцев к ценным бумагам. Приобретение акций отечественных компаний теперь считалось актом патриотизма. Коммунизму и социализму противопоставлялась идея демократического капитализма. Эхо «холодной войны» не могло не отозваться и на Уолл-стрит. Чтобы материализовать идею демократического капитализма, нью-йоркская фондовая биржа объявила в январе 1954 года о введении так называемого Monthly Investment Plan. В соответствии с этой программой инвесторы получали возможность ежемесячно инвестировать в ценные бумаги фиксированную сумму в пределах от $40 до $999. На улицу Меррила пришел праздник. Сеть из 119 «супермаркетов ценных бумаг» заработала на полную мощность. 40% всех клиентов компании покупали акции именно в них. Merrill Lynch стала самым известным инвестиционным домом в США и за их пределами. Количество частных держателей акций увеличивалось в 50-е на полмиллиона каждый год. К 1956 году, когда Меррил скончался от болезни сердца, акциями владели 2,14 млн американцев. Конечно, говорить о демократизации Уолл-стрит тогда еще не приходилось, но начало процессу было положено. О том, что Меррил в очередной раз оказался прав, сегодня красноречиво говорит более чем 30-миллионная армия американских частных инвесторов.

post-444755-0-90209800-1432057912_thumb.jpeg

Edited by Capman
п.9

Share this post


Link to post
Share on other sites
RamAdis

[spoiler=Торговля на благо карьеры]Walmart, Tesco, Costco, Клуб Сэма – некоторые из крупнейших ритэйлеров в мире, которые превращают шанс в доход. Как они это делают? Каков их секрет? Все просто, в конце дня они применяют простой навык, покупая по оптовым ценам и продавая по розничным. Постойте, эта статья должна быть посвящена инвестированию, так зачем писать про розничный мир гаджетов, одежды, бытовой техники, туалетной бумаги и тому подобное. Это важная тема для осознания того, как стать успешным инвестором. Когда вы наблюдаете за покупкой и продажей ведущих ритейлеров на рынке, они никак не отличаются от действий успешного инвестора. Так что, если вы в поисках увеличения вашего состояния и богатства и думаете начать розничный бизнес, стоит подумать еще раз и выбрать путь, который будет гораздо легче. Разница лишь в том, что среднестатистический инвестор может сделать все это не выходя из дома.

Давайте более детально рассмотрим эти действия так, чтобы по окончании этой статьи вы стали более лучшим инвестором. Чтобы Walmart получили прибыль, они должны убедиться в том, что есть много желающих, готовых купить по розничным ценам. В инвестировании мы должны делать то же самое. Нам необходимы розничные покупатели, способные приобретать на уровнях розничных (предложение) цен, взимая плату мы фиксируем прибыль. Рассмотрим подробнее на примере недавней торговой сделки, воспользовавшись одним из наших сервисов Daily Market Overview, изображенного ниже. Наш инструктор XLT определил уровень предложения на рынке нефти. Этот тот ценовой уровень, в соответствии с нашим анализом, где предложение превышает спрос. Еще одно слово для уровня предложения это «розничный». Далее, цена выросла до заранее определенного уровня предложения (розницы), это означает, что люди были убеждены в покупке нефти по нашей розничной цене. После того как все они совершили покупку, цена опустилась, как и должна была, и мы смогли купить дешевле.

Опять же, здесь нет разницы от того, как вы покупаете по розничной цене машину. Как только вы расписались на бумагах и уехали прочь, цена драматично опускается. Первый шаг в этом процессе заключается в определении ключевых цен предложения (розничных цен) на рынке. Вторым шагом является ожидание, что кто-то купит за вас на этом уровне. Большинство людей покупают на хороших новостях и сильном восходящем тренде. В обоих случаях они покупают на или вблизи розничных цен.

Рынок нефти – 21 апреля 2015 г.



Внимательно посмотрите на график и, в частности, на уровень предложения, а затем на ралли в нем и последующее снижение. Эта картина представляет собой такое же движение цены, если бы вы купили что-то в Walmart, а затем попытались продать его на гаражной распродаже в вашем доме. Вы собираетесь продать его по гораздо более низкой цене, чем купили в магазине. Неважно говорим мы о рынке нефти или продукте Walmart, графики одинаковы. Также как и в розничном магазине, вы должны знать, какова розничная цена продажи (уровень предложения), и вы должны быть терпеливы и дисциплинированы, чтобы ждать кого-то, чтобы быть готовым купить на этом уровне.

Вы действительно имеете свой собственный розничный бизнес в вашем доме, если вы думаете об этом. Умные инвесторы знают ценовые уровни, которые находятся слишком низко (спрос/оптовая цена) и уровни цен, которые располагаются слишком высоко (предложение/розничная цена). Они покупают по оптовым ценам у людей, которые желают продать по ним. Они также продают по розничным ценам тому, кто и готов купить по розничным ценам. Затем, они просто повторяют то же простой процесс снова и снова на протяжении всей своей жизни. Те, кто платит по розничным ценам на рынках, создают доход для Уолл-стрит. Те, кто платит по оптовым ценам, создают богатство для себя. Еще один способ сказать это: Некоторые люди создают свои собственные пенсии из финансовой системы; другие создают его для Уолл-стрит. К кому относишься ты?

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
RamAdis

[spoiler="Мифы Forex - ходят ли маркетмейкеры за стопами?"]Эта тема периодически появляется на форумах и ее хотелось бы наконец закрыть (я пытался это сделать несколько раз, но она проявляет живучесть на уровне «метода поплавка»). Удивительно, но достаточно часто, в особенности трейдеры торгующие первое время, поднимают этот вопрос. Образ злого и очень большого дяди прям таки преследует их. Им кажется, что за их стопами объявлена постоянная охота со стороны сильных мира Forex. Однако, достаточно рассмотреть как устроен рынок и какие законы им руководят, чтобы понять, что оснований для таких детских (а другим словом это назвать трудно) страхов нет или почти нет.

Итак, как устроена система. (конечно, я дам достаточно упрощенный вариант, но он несмотря на это будет все же сложнее тех страниц на которых описан форекс на некоторых российских сайтах :).

На рынке находятся несколько десятков, может сотня крупных банков, которые котируют валютные пары. Их главная функция, которая нас интересует - это дать нам котировку на покупку и продажу - они работают как дилеры – выкупают деньги на себя и потом продают их другому клиенту или банку (таким образом, торгуют за свой счет и от своего лица), зарабатывая на спреде и возможно комиссии (если она существует). Естественно дело этим не ограничивается: они привлекают депозиты, размещают кредиты, выпускают свои облигации, вкладывают деньги в чужие бонды и т.д. и т.п. И для этого всего проводят конверсионные операции.

Поэтому на форексе огромное количество взаимосвязей, оценить которые невозможно. Пример комбинации: клиент японского банка (экспортер) продает часть долларов за йены, чтобы заплатить налоги (и жить спокойно), часть долларов за фунты, чтобы купить британских бондов на временно свободные средства, и часть долларов за евро, чтобы купить оборудование в Европе. Японский банк, выкупая у клиента доллары, часть размещает в депозиты на межбанке, часть конвертирует также в фунты для покупки бондов. Через некоторое время клиент продает бонды, продает полученные фунты и покупает евро для проплаты еще одной части контракта. Каждая из этих веток всего одной первоначальной экспортно-импортной операции далее живет самостоятельной жизнью, образовывая все новые и новые связи в которые могут быть вовлечены еще и форварды на товары, опционы на валюту и многое другое.

На рынке присутствуют множество организаций занимающихся экспортно-импортными операциями, однако не ограничиваются ими, они также производят операции хеджирования фьючерсами и опционами, вкладывают свободные средства в инструменты с фиксированным доходом (депозиты, в облигации) и т.д.

И наконец на рынке есть трейдеры – люди или организации которые пытаются извлечь прибыль из пространственной разницы или временного изменения цены.

Теперь тезисно пройдемся по легенде о «большом дяде».

1. Арбитражные операции – большой риск. Те, кто нас интересует – маркетмейкеры – почти не занимаются арбитражными операциями поскольку это несет в себе значительный риск при том, что для них есть почти безрисковый способ зарабатывать деньги – просто обслуживать клиентов, выступая своеобразным обменным пунктом и получая свой спред. Когда желающих продать становится больше чем купить, они просто опускают для них бид и аск. Естественно у банка образовывается и валютная позиция, которую он продает другим маркетмейкерам, понижая их котировки. В Интерент есть статья, поясняющая «эффект горячей картошки», когда даже небольшая сумма денег проконвертированная через маркетмейкера, может вызвать целую цепь перераспределений, вызывая перелимит позиции одного банка (и заставляя его продавать валюту другому), затем другого и т.д.. Эта цепь перераспределений может вызвать хаотичные колебания или сильное направленное движение.

2. Хватит ли денег на обратную дорогу? Принцип охоты за стопами (и возврата затем к первоначальному уровню) должен предполагать, что маркетмейкер знает, где находится сосредоточение стопов или стоп крупного клиента другого банка. Несмотря на то, что банковские дилеры могут иметь значительный опыт в понимании того, где находятся стопы, они не могут знать их истинных размеров. Что представляет собой стоп для лонгов? Шорт. Рассмотрим конкретно для этой ситуации. У банка возникает риск, что в случае срыва этих стопов (а с ним возможно и реализации еще какого-то набора ордеров на рынке), вернуть в первоначальное состояние курс будет слишком трудно, накладно или невозможно. Поэтому стопы или ордера можно срывать только в случае если банк надеется заработать на продолжении движения, вызванного срывом, а не на возможности купить дешевле после срыва стопов. Вернуть рынок в первоначальное состояние сложно еще и тем, что банк является только одним из десятков (сотен) маркетмейкеров и также не знает об их интересах, как они не знают о его.

Ситуация со срывом стопов с целью продолжения движения тоже стоит в себе опасность, поскольку там где сидят стопы, могут сидеть и лимиты – ордера против текущего движения.

3. Продаем все ниже и ниже, покупаем все выше и выше. Для того чтобы сдвинуть рынок вниз необходимо продавать все дешевле и дешевле. Чтобы сдвинуть рынок вверх нужно покупать все дороже и дороже. Так вот, нет гарантий того, что средняя цена продажи всегда будет больше средней цены покупки. Это может быть совсем не так. Все зависит от свойств и «толстости рынка» на диапазоне, через который банком продвигается курс. А эти свойства меняются каждую секунду и зависят от огромного количества постоянно меняющихся факторов.

4. Где чужие стопы? Принцип охоты за стопами крупных клиентов других маркетмейкеров также не применим. Поскольку маркетмейкер вряд ли знает, где расположены стопы клиентов других маркетмейкеров. Эти вещи скрываются и не разглашаются друг другу, постольку все они - конкурирующие организации. Кроме того, стопы часто находятся не у дилера в напоминающей системе, а в голове у клиента.

5. Если найдут то кара неизбежна! Охота за стопом своего клиента также маловероятна, поскольку достаточно одной утечки информации, чтобы банк оказался для клиентов «в черном списке», что практически автоматом означает банкротство при нынешнем уровне конкуренции.

Все это говорит о том что «злого большого» дяди нет, а если он и появляется, то гораздо реже, чем вам кажется.

post-444755-0-21724600-1432100265_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites
RamAdis

[spoiler=Что такое тильт]Есть такое понятие в трейдинге, как тильт. Считается, что пришло оно в трейдинг из профессионального покера. Итак, что же такое тильт, почему он так страшен для трейдера и как с ним бороться, об этом данная статья.

Начнем с определения.

Тильт (англ. Tilt) — состояние игрока, вызванное сильными эмоциями от выигрышей или проигрышей, при котором он играет в не свойственном ему стиле и начинает допускать много ошибок в игре. Тильт считается главным врагом игрока, поэтому существует много психо-тренингов и упражнений, целью которых является улучшение самоконтроля и психологическая борьба с тильтом.

Самое страшное в тильте — что подступает он незаметно и действительно может происходить как от выигрышей так и от проигрышей. Каждый трейдер переживал состояние тильта и каждый выходил из него со своими потерями.

Я не понаслышке знаю, что такое тильт. За время своей торговли я пережил три больших тильта. Последний произошел в августе 2011 года. Я вернулся к торговле после трехнедельного отпуска (до этого 5 месяцев подряд прибыльных) и совсем был не готов психологически к изменениям на рынке, да и к самой торговле как оказалось тоже (сейчас я после отдыха беру 2-3 дневную паузу — просто наблюдаю за рынком, не торгуя)

Пример часто распространенной ситуации вызывающей тильт у трейдеров:

Вы сделали сделку по сигналу и получили убыток (стоп), вы делаете новую сделку и снова получаете убыток. По своей торговой стратегии вы должны прекратить торговлю на сегодня, но… в вас просыпается а) желание отыграться, б) кажется вот именно сейчас начнется то самое движение на которое вы рассчитывали. Как итог, вы делаете третью сделку, конечно последнюю и снова получаете убыток. Самоконтроль уже ослаб, и вот вы уже не можете оторваться от компьютера и выключить терминал. Очнувшись через время, вы обнаруживаете у себя N-ное количество убыточных сделок, которые значительно опустошили ваш счет, возможно вы даже достигли или превысили месячный лимит риска.

Это типичная ситуация постепенного наступления тильта.

post-444755-0-23067400-1432278067_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites
RamAdis

[spoiler=В октябре долларовой системе будет нанесен удар]Начало конца долларовой системы может случиться уже осенью этого года, и хотя этот процесс, по сути, уже запущен, в октябре резервной валюте может быть нанесен сокрушительный удар.

Как известно, каждые пять лет МВФ пересматривает состав корзины резервных валют (СДР). Сейчас в нее входят доллар США, британский фунт, японская иена и евро. Текущий год является важным не только потому, что пришло время для пересмотра состава корзины, но и потому, что китайский юань имеет необычайно высокие шансы быть в нее включенным, а значит, занять место в списке самых надежных валют.

Американцы понимают, чем это грозит, и всячески пытаются заблокировать включение китайской валюты в СДР. Так, например, секретарь Казначейства США Джек Лью уже заявлял: "Китай не готов к статусу резервной валюты". Ничего другого, прямо скажем, от господина Лью в этой ситуации ждать и не стоило.

Но дело в том, что пока США занимались наращиванием самого большого госдолга в истории, китайцы занимались стратегическими вопросами продвижения своей валюты примерно так, как это делали Штаты в начале прошлого века.

Если отбросить всевозможные высказывания аналитиков, чиновников и других экспертов о том, что юань не готов стать резервной валютой, а посмотреть на то, какую работу проделали китайские власти, становится понятно, почему глава КНР так уверенно заявил, что доллар - продукт прошлого.

Ниже приведем выдержки из статьи на портале Futuremoneytrends под названием "Валютные войны. Китай готовит кое-что серьезное".

ИСТОРИЯ ВОПРОСА
"Уже сейчас мы видим, как Россия и Китай стремительно накапливают золото. Китай стал крупнейшим в мире производителем и импортером золота, причем он не только аккумулируют максимальное количество металла, но и не позволяет ни одной унции покинуть свои хранилища. Китай готовится к какому-то большому сражению в валютных войнах. Мир устал и обеспокоен долларовой системой".

Когда-то американская валюта была обеспечена золотом, и именно это помогло ей завоевать позиции и доверие на открытом рынке, но сегодня доллар не подкреплен ничем. Китай, как мы уже сказали, тем временем золото покупает. Но это только часть истории. Власти Поднебесной используют стратегию секретности и не публикуют данные по золотым запасам. Последний раз они публиковали эти данные в 2009 г., и сейчас никто не знает, сколько в действительности у Китая золота. Известно лишь, что КНР скупала все, что можно, покупала целые золотые рудники, причем без оглядки на ситуацию на финансовых рынках и направление тренда.

Так вот, при включении какой-либо валюты в СДР страна должна раскрыть данные по золотым запасам, а значит, Пекин может открыть завесу тайны уже в октябре. Ходит мнение, что власти Поднебесной могут сделать это даже чуть раньше с целью доказать миру, что китайская валюта не только достойна стать резервной, но и намного более надежна, чем доллар.

Ветер перемен в мировой финансовой системе уже невозможно не замечать. Китай будет в этих изменениях главным действующим лицом, и он опирается на актив, который проверен временем, в том числе и в качестве платежного средства. Некоторые эксперты советуют придерживаться той же стратегии.

post-444755-0-57456100-1432295789_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites
RamAdis

[spoiler=​Металлург Российской империи]Сегодня в России можно было бы отметить день частной металлургии – ровно 310 лет назад Петр I разрешил Никите Демидову строить заводы на Урале (в Кунгурском районе). Как результат, была создана крупнейшая частная промышленная империя России (а по тем временам – может, и всего мира). До сих пор, если покопаться в генеалогии российских металлургических гигантов, в большинстве случаев упираешься в один из демидовских заводов. Предлагаю вспомнить эту династию вместе со старостью их журнала «Урал» от 2006 года, вышедшей под заголовком «Демидовы: высокая риска». Текст длинный, но его изучение – не худший вариант скоротать воскресный вечер.



О роде Демидовых надо говорить как о неком единстве, на отдельных его представителей нельзя смотреть изолированно: каждый из них — страница родовой биографии. Они — элементы развернутого во времени целого, свидетельства определенного этапа развития свойств и качеств системы. Их жизненный опыт, отношение к делу, одержимость тем, чему они себя посвятили, нужны новой России.

В Нижнетагильском музее-заповеднике хранится портрет Никиты Демидова, написанный маслом в первой четверти ХVIII века неизвестным художником. Так вот, Мариэтта Шагинян, жившая в годы Великой Отечественной войны на Урале и однажды побывавшая в Нижнем Тагиле, так отзывалась об этом полотне:

“На портрете худой мужик с пронзительными черными “пугачевскими” глазами, в бороде лопатой, с огромным покатым лбом мыслителя и жилистой рукой рабочего. Такая страшная сила в этом лице, такое желание жить, что, кажется, с него писал Гоголь свой “Портрет”...



По хроникам видно, что Никита был сложный, но сильный человек; строгий, порой даже суровый, совершенно аскетичный, он жил в простой избе, не умел ни читать, ни писать, зато отличался необыкновенной памятью. “Другие ему Библию читали, он все, в памяти достойное, в которой главе стих, не токмо сказать, но пальцем место указать мог”, — рассказывал о нем Василий Татищев. Хмельного заводчик в рот не брал и пьяных терпеть не мог, никому и никогда не прощал таких слабостей, его заводские остроги — сплошные “зоны трезвости”. А еще деловит был, неутомим в работе, много знал и умел, дотошно вникал во все детали заводских буден.

Первое упоминание о нем в архивных бумагах относится к 1686 году, когда в Москву доставили 256 штук “тульского Никиткина ружья Демидова”. Можно смело утверждать, что именно с этого и началась знаменитая металлургическая империя. Дело в том, что для “потешного войска” будущего царя Петра, состоявшего из двух полков — Семеновского и Преображенского, тульские мастера были обязаны ежегодно поставлять до 2000 оружейных стволов. Вот тут-то и преуспел оборотистый Демидов! Биограф семьи ХIХ века К.К. Головщиков отмечал, что Никита создал первое “образцовое ядро” и “первое русское ружье”. А это говорит о многом: тульский кузнец был не просто охочим до наживы ремесленником, но и толковым изобретателем.

Переломный момент в его судьбе — личное знакомство с Петром I. Проезжая в 1696 году через Тулу в Воронеж, молодой государь возжелал заказать местным умельцам несколько алебард по иностранному образцу. У Демидова это получилось лучше всех. Уже через месяц он доставил в Воронеж 300 алебард. Царь был очень доволен и, не скупясь, наградил мастера.



Другой дальновидный ход туляка — поставка 20 тысяч солдатских ружей во время Северной войны со Швецией, цена за штуку — всего 1 рубль 80 копеек, тогда как казна подобные ружья закупала в ту пору по 12—15 рублей. Доверие властей было окончательно завоевано, его запомнили.

Но и это не главное. В 1697 году, свидетельствует уральский краевед Игорь Шакинко, верхотурский воевода Дмитрий Протасьев прислал в Москву, в Сибирский приказ, образцы уральской руды: часть ее отправили в Амстердам для проведения тщательных экспертиз, а другую отдали на испытания “тульскому железных заводов мастеру Никите Антуфьеву”. Получив из опытной руды два пуда железа и сделав из него две фузеи, два копья, тульский предприниматель вывел лестную оценку: “Железо — самое доброе...”

Вот тогда-то, говорят, глава Сибирского приказа А.А. Виниус и подкинул Никите идею — поехать на Урал и строить там новые заводы.

К началу 1702 года на заводе были выстроены плотина, доменная печь высотой 8,5 метра, молотовая, кузница, несколько амбаров, а также 10 изб и 2 дома для рабочих и служащих. Параллельно возводились вторая домна, молотовая и сверлильня. Исторический факт: первый чугун в Невьянске вышел из домны 15 декабря 1701 года, а 8 января 1702 года было выковано первое железо. Однако среди строителей выявилось “нерадение”. Происходили “свары и ссоры многие”, завод постигли “остановка и поруха”, качество построек было также неудовлетворительным...



Когда первое невьянское железо дали проверить Никите Демидову, он опять убедился в его отменном качестве. Может, все-таки рискнуть? К той поре, развернув промышленное дело на родине, Никита-отец довольно быстро осознал, что его развитие сдерживается возрастающим дефицитом древесного угля.

Правда, 2 января 1701 года Петр I пожаловал ему обширные лесные дачи в Щегловской засеке под Тулой. Однако уже через полгода отнял их, сочтя более важным сохранить ценную древесину для нужд кораблестроения.

Вот тогда-то, в начале 1702 года, опытный кержак вместе с сыном Акинфием и подался в столицу к царю бить челом — “пожаловать” ему Верхотурские заводы. К той поре Никита Демидов был уже хорошо осведомлен о ресурсном потенциале Урала, металлургическое освоение которого явно отставало от его возможностей, да и царь убедился в неэффективности казенного управления, европейский опыт ему подсказывал, что энергия частного предпринимателя результативней, нежели централизованная государственная власть.

И Петр решился: “1702-го марта в 4 день Великий Государь, сии выписки слушав и доношения тулянина Никиты Демидова, указал: Верхотурские железные заводы на Нейве реке... отдать во владение ему, Никите...” с условием, чтобы он работал “про его великого государя артиллерию и всего войска потребы”, поставлял бы воинские припасы по более низким ценам, чем другие заводчики, а также уплатил в рассрочку стоимость возведенных построек. Демидову было “делать велено пушки, мортиры, фузеи, сабли, тесаки, палаши, копья, латы, шишаки, проволоку, сталь и иные снасти...”.

А в январе 1703 года на свет появляется еще один именной указ, и снова о Демидове, коим “велено ему, Никите, в работу... отдать Верхотурского уезду Аяцкую, Краснопольскую слободы з деревнями и со всеми крестьянами, и з детьми, и з братьями, с племянниками, и землею, и со всякими угодьи...” — 917 душ мужского пола.



К сожалению, Никита прибыть на жалованные заводы сразу не смог, власти же настойчиво напоминали ему об этом, требуя “железо зделать полутше свtйского (шведского)”, а попутно “нагружая” поручениями, требовавшими его присутствия в Туле! Да и сам мастер знал себе цену: “Ехать немочно, потому что у меня в Туле дом и деревня и железных и мельнишных заводов и снастей заведено не малое число и многие заводы не довершены...” А посему на Урал поехал “в разведку” приказчик Емельян Ксенофонтов, в середине мая принявший и имущество, и 27 работников, несколько мастеров. Вслед за ним, в июле, Никита отправил на Каменный Пояс Акинфия, сам же выехал туда лишь спустя месяц. “Пришлые” гости сразу же выявили недостатки в строительстве завода: первая домна оказалась неисправной, размыло плотину. Акинфию пришлось не только достраивать, но и переделывать заводские сооружения, чем занялись привезенные из Тулы мастеровые во главе с Саввой Трегубовым.

В 1721 году Петр был особенно доволен Демидовым-старшим. Металл, который он поставлял для русских кораблей и за рубеж, ценился необычайно высоко, и оно получило официальное заводское клеймо “Старый соболь”! В тот же год Никита снова отличился, выполнив сложный и ответственный подряд — поставил раньше обещанного срока доброго дуба на шесть кораблей да еще на пять галер. В августе 1722-го из Кизляра государь-император шлет заводчику такое послание: “Демидыч! Я заехал зело в горячую сторону. Велит ли Бог свидеться? Для чего посылаю тебе мою персону. Лей больше пушкарских снарядов и обыскивай по обещанию серебряную руду...” “Персона” — это редчайшее отличие императора, портрет, оправленный в золото и усыпанный бриллиантами!



При Н.Д. Демидове Урал славился не только заводами. По свидетельству очевидцев, в его владениях дороги были лучше, чем в Европе! Удивительно, но факт: несмотря на явную благосклонность царя, Никита Демидович до конца своей жизни так и не принял от императора ни чинов, ни орденов, ни дворянства, хотя и был введен в дворянское звание еще в 1720 году. Говорят, Петр столь высоко ценил заслуги тульского промышленника, что хотел возвести в Петербурге медную статую в честь Никиты — в память грядущему потомству, но не успел этого сделать.

На Урале же Никита Демидов память о себе оставил немалую! К примеру, в 1716 году в Невьянске первой в России была отстроена домна круглого сечения. Благодаря ему появились на карте такие города, как Невьянск (1700), Верхний Тагил (1720), Нижний Тагил (1722), выросшие из поселений заводов, ему принадлежавших.

Это он послал на Исеть, где строился Екатеринбург, своего доменного мастера Ивана Карпова, а затем лучшего плотинного специалиста Леонтия Злобина с помощниками. И по чертежам Злобина был возведен огромный гидротехнический комплекс: крепкая плотина, 50 рабочих колес диаметром до шести метров, сложная сеть ларей. Восторженный де Геннин доносил Петру: “...прошедшей недели... такую великую новую плотину заперли, и вода в пруд пущена, изрядно устояла”. В Екатеринбурге демидовские мастера приняли участие в создании всех основных производств будущего казенного, самого мощного в крае завода, рассчитанного на четыре домны, 40 молотов и 150—200 тысяч тонн пудов продукции. А ведь были еще плотины других заводов — Шуралинского, Верхнетагильского, Быньговского, Алапаевского, Верх-Исетского, Юговского, Кушвинского и протчая, и протчая.

Не без его участия в России появилась своя Кунсткамера: Демидов пожертвовал для нее золотые изделия из сибирских курганов. В короткий срок на демидовских заводах были изготовлены фонтанные трубы для Летнего сада в Санкт-Петербурге и для Петергофа.



Никита, как и его сын Акинфий, без устали, разными способами собирал под свое крыло самобытных мастеров, одаренных и пытливых людей — принимал беглых, сманивал от конкурентов, “выписывал” из-за границы, просто-напросто крал. Талантливых отроков заводчики посылали учиться за рубеж, и, приехав назад, они создавали новые производства и технологии. По существу, они первыми поняли, что в промышленности дороже всего — человеческий капитал, знания...

Alter ego

Известны четверо детей Никиты Демидовича, доживших до зрелого возраста: сыновья Акинфий, Григорий, Никита и дочь Анастасия. Все сыновья стали заводовладельцами.

После смерти отца его недвижимое имение получил Акинфий. В его же пользу от своей части мужниного имущества отказалась и мать Евдокия (Авдотья) Федотовна. А потом — еще 20 лет непрерывного созидательного труда. Д.Н. Мамин-Сибиряк прозвал его главным носителем и осуществителем широких планов царя-работника, его “alter ego”.

В хлопотах он мечется по всему Уралу, покрывая за день, бывало, сотню и даже две верст, таскает за бороды приказчиков, спорит с инженерами, до разлива желчи ругается с управляющими, рассматривает составленные геодезистами карты и требует всегда лишь одного: “Быстрее, еще ловчее, говорю вам, подлое семя! Три шкуры спущу, если не исполните приказ минута к минуте!” Что делать: он и сам в заложниках у императора, который вошел во вкус побед и хочет воевать — во славу огромного будущего государства, кое он задумал и торопился воплотить в тех границах, какие себе наметил.



Демидов дома только налетами — вся его жизнь в ругани с управляющими, в непрерывной дорожной тряске, в разъездах. Как начал народ на заводы набирать, чуть не волком взвыл: кто бы знал, что русская натура, которой он — плоть от плоти и кровь от крови, самой большой палкой в его колесе окажется?! Прояснилось, что завод русскому человеку — противоестествен, не привык он по двенадцать часов в труде ломаться, а такое понятие, как дисциплина, ему вообще неведомо. Русский к своей душе приникает, больше ее слушается, а та ему сегодня в уши поет: “Робь до седьмого пота!”, а завтра зудит нестерпимо: “В кабак ступай или на печи лежи!”. Тут, кажись, и благим матом возопишь!

Ладно, шепнули-присоветовали: старообрядцев набирай! Начал Демидов на них ставку делать: в управляющие, в мастеровые, в приказчики их определять. Те в воз впряглись, поднатужились — и с места сдвинули! И потянулись на завод к Демидову людишки старой веры. А ведь это преступление — одно из самых страшных: император Петр их, как клопов, давит, со свету сживает, никак стрелецкого бунта им простить не может! Мало того, что двойной данью обложил, но еще дань третью требует — за то, что бород не бреют. А староверу лицо оголить — то же, что от Христа отречься! Вот и получается: жить кержаку в три раза дороже! Поэтому старообрядцы живут “беспашпортно”, и получается, что Акинфий, их к себе на заводы пристраивая, умножает ряды преступников!

Оставшись на самостоятельном хозяйстве, Акинфий Никитич число железных заводов увеличил в три с половиной раза! К концу жизни он владел 25 железными и медными заводами со 123 доменными, молотовыми, колотушными и иными фабриками, 25 плотинами, 85 железными и медными рудниками, тремя пристанями, огромным для того времени речным флотом (279 единиц). В его 215 деревнях и поселках, без учета заводских, по отчетным ведомостям проживало 13135 душ мужского пола, помимо детей и женщин.



Не вызывает сомнений, что Акинфий Демидов — личность, полностью слившаяся со своим делом. Не удивительно, что и сегодня мы почти не знаем подробностей его личной жизни, ее заслоняет история созданного им “горного царства”. И все-таки сквозь “дым заводских труб, грохот молотов” проступает фигура с глубокими, разносторонними познаниями в области техники и технологий, с не чуждыми нормальному человеку интересами и увлечениями.

Предполагается, что именно Акинфий приобрел в Саксонии знаменитую коллекцию минералогического кабинета И.-Ф. Генкеля во Фрейберге и подарил ее Петербургскому университету. В 1759 году кабинет был перевезен в Москву, но большая часть коллекции, видимо, погибла в пожаре 1812 года, хотя что-то могло сохраниться, например, чудом попавшая в собрание Нижнетагильского музея-заповедника “рудная пирамида”, на внешней поверхности которой в четыре яруса в особых гнездах размещаются образцы руд из 38 месторождений. На медных пластинах, укрепленных у основания пирамиды, сообщается: “Сия гора содержит на себе медные и железные руды, которые в ведомстве господина дворянина Акинфия Демидова лежащие при Сибирских его заводах. Содействована ноября 1728 года”.

Акинфий был владельцем довольно большой (173 единицы) коллекции картин. А вот книжное собрание не сохранилось. Но доподлинно известно, что в его домашней библиотеке имелись такие издания, как “Экономия” Флоринова, “О строении корабельном”, “Краткое руководство к познанию простых и сложных машин” Г. Крафта, “О пробирной науке”, “Описание морских признаков”, “К арифметике” Л. Эйлера и многие другие интересные труды. Но и одна Невьянская башня прославила бы имя Акинфия в веках.



Построена она была в первой трети ХVШ века, предположительно в 1725—1731 гг. Автор проекта неизвестен. Как и то, зачем и почему она появилась в глухом уральском краю, в сугубо промышленной зоне. В то время завод был окружен четырехугольной бревенчатой крепостью с семью башнями и тремя воротами. Внутри нее, кроме производственных зданий, находились: господский двор с каменными палатами, заводская контора, кладовые, церковь и “людские”. За крепостью-острогом располагались дома мастеровых и работных людей.

Возможно, башня исполняла дозорно-сторожевые, чисто оборонительные функции. Тогда почему у нее такой, явно искусственного происхождения, уклон? По мнению музейных работников, Демидовы часто бывали за границей, гостили и в Италии, где, конечно, не могли не видеть знаменитую Пизанскую падающую башню. Могло взыграть честолюбие: а мы чем хуже, поставим такую же, а даст Бог — переплюнем!

И ведь “переплюнули”! Невьянская колокольня вознеслась к небесам на 57,6 метра, на три метра выше Пизанской. И угол наклона у нашей побольше. Но если “итальянка” на самом деле падает, то уральская стоит 300 с лишним лет и хоть бы хны — еще столько же продержится, если не больше!

В списке его благодеяний...

Первенец Акинфия Никитича — Прокофий был шустер, востроглаз, выказывал себя большим забавником, вечно выдумывал фокусы, которыми мать и всех дворовых до слез смехом умаривал. Потому, наверное, и вошел в историю чудаком. Не случайно его образ в сознании современников и потомков складывался не столько из фактов биографии, сколько из заменявших ее анекдотов, один занятней другого. “Известным и славным проказой” называл, к примеру, “Проньку Демидова” в своих записках А.Т. Болотов, выразивший, кажется, мнение многих. Так что маска разбрасывающего золото шута прочно приросла к образу отпрыска Акинфия еще при жизни.



Образования, кажется, ему вполне хватало — от технических знаний, нужных для управления производством, до умения “на рапирах биться”. Одна беда — упрям и желания заниматься горнозаводским хозяйством никогда не выказывал. Отец не раз вывозил его в Первопрестольную, чтобы тот потерся среди хваткой и остроязыкой “золотой молодежи”, оброс связями и уж тогда бы взялся помогать ему.

Но когда-то бойкий характером мальчик-насмешник на глазах превращался в настоящего московского смехача и кутилу. Разъезжать у народа на виду по прошпекту в карете, запряженной хрюкающими хавроньями, — это как?! После Прокофий заведет у себя вместо привратника живого орангутанга, и тот — Господи, помилуй! — будет со всех входящих к нему в дом шапки с головы срывать.

После раздела отцовского наследства Прокофий продолжал управлять (через приказчиков) доставшимися ему заводами. Так продолжалось около десяти лет. За это время интерес к подобной деятельности, и прежде не очень сильный, угас в нем бесповоротно: он ни разу не посетил свои мануфактуры и отправил на Урал и в Новгород своих сыновей — Акакия и Льва, чтобы те там чему-то научились, занимаясь производством.

В 1756 году на высоком берегу Москвы-реки он заложил новый, удобный, вместительный дом и ставший впоследствии знаменитым ботанический сад. О его деяних тут — и славных, и окаянных — сохранилось немало свидетельств. Так, он широко прославился филантропической деятельностью. Согласно “Перечню пожертвований, сделанных родом Демидовых государству и общественным учреждениям”, составленному в 1841 г. его внучатым племянником, Прокофий стал абсолютным лидером в роду по объему благотворительных сумм — 4 миллиона 282 тысячи рублей.



Самая масштабная и дорогостоящая из его акций — создание Воспитательного дома для “приносных” (незаконнорожденных) детей в Москве. Он был учрежден на основании манифеста Екатерины II от 1 сентября 1763 г. на средства жертвователей. Прокофий передал московскому Воспитательному дому 1 миллион 107 тысяч рублей серебром, часть из которых предназначалась на устройство при этом учреждении Коммерческого училища. Затем последовал дар самому училищу — 250 тысяч рублей ассигнациями.

В списке его благодеяний также — 20 тысяч рублей серебром на основание госпиталя для бедных рожениц; 5 тысяч рублей серебром — главному училищу Москвы; множественные пожертвования Московскому университету (в общей сложности — 20 тысяч рублей серебром).

Пожертвования будущему МГУ могли быть и более солидными. Но... Имя Прокофия историки связывают с нереализованным проектом переноса университета на Воробьевы горы. По некоторым данным, Демидов был готов выделить на строительство полтора миллиона рублей, но место якобы не приглянулось императрице. А Прокофий деньги “зажал”, хотя шел-то он верным путем! Его идея, как известно, была реализована в ХХ веке при И.В. Сталине.

Однако кроме благотоворительности, чудачеств жизнь Прокофия сопровождал устойчивый интерес к некоторым естественным наукам, прежде всего к биологии, ботанике и отчасти энтомологии. Эту страсть Демидов удовлетворял тоже с размахом — благо, денег хватало. Так возникли ботанические сады и связанные с ними ученые сочинения самого Демидова. Именно сюда ушла значительная часть его энергии и настойчивости, природных дарований.



Начало увлечения садоводством относят к соликамскому периоду его биографии. “Потому что у меня к ним охота”, — объясняет Прокофий посылку цветочных семян своим сыновьям на уральские заводы и не без гордости сообщает, что у него “собрано много плантов, которое для вашего ж увеселения впред служить может”.

“У меня только и радости. Как жадный, веселюсь на растения”, — упоминал он позже в одном из писем. И правда, создание коллекций живых растений в специальных садах стало едва ли не главной его жизненной задачей. Первый был заложен в Соликамске. Следующий — тульский. Коллекция пополнялась за счет обмена с другими ботаниками и собственной собирательской деятельности. А московский сад, помимо исключительной ценности своей коллекции, интересен еще и тем, что стал первым частным ботаническим собранием Москвы.

Местом под его строительство П.А. Демидов избрал участок земли по Калужской дороге, образованный соединением владений, принадлежавших ранее княгине Д.Ф. Репниной и детям графа Ф.И. Соймонова. Отсюда, с высокого берега Москвы-реки, открывался чудный вид на луга, рощи, близстоящий монастырь и саму Москву. К концу 1780 г. площадь этой демидовской усадьбы составляла 10 десятин 320 кв. саженей.

Смущало, однако, что для устройства сада природный рельеф берега был неудобен. Но для Демидовых нет преград! В течение двух лет 700 человек исправно работали на вертикальной планировке сада, перемещая грунт и формируя террасы, что позволило, в конечном итоге, придать участку, по выражению П.С. Палласа, “правильную фигуру амфитеатра”. Его образовывали пять уступов разной ширины и высоты, но одинаковой длины — 95 саженей. Все площадки соединяли “сходы” — лестницы с железными плитами. Верхнюю террасу занимал господский двор с “преогромным”, в три этажа, с одиннадцатью окнами по фасаду, решетками вдоль балкона и крыши, с лестницей парадного входа по центральной оси, каменным жилым домом. Двор от сада отделяла красивая металлическая решетка. Заложенный сначала как плодовый, сад позднее был перепрофилирован “для одной ботаники”.



Согласно каталогу 1781 года, в Московском ботаническом саду П.А. Демидова находилось 2224 вида растений. Данные, приведенные во втором каталоге, уже существенно иные — 4363. А “сверх каталогу”, по подсчетам, оказалось еще 3637 учетных единиц. В общей сложности, по мнению Демидова, реальная величина собранной им в саду коллекции к 1786 года достигла 8000 штук. После смерти среднего брата Прокофий вывозит из его соликамского поместья самые ценные виды растений к себе. И вскоре перекрывает по количеству растений знаменитого шведа Карла Линнея, да как — почти в три раза!

Вход в его сад был свободный, поэтому посетителей в любое время дня — пропасть. И что же? Стареющий смехач и здесь не удержался в рамках приличий. Меж грядок были установлены разнообразные римские скульптуры, изображающие марсов, амуров, фавнов, аврор. Прокофий надумал поставить рядом с ними живых мужиков с атлетичными телами, покрытыми мелом. Представьте себе: нагнется какая-нибудь дама, чтоб вдохнуть аромат понравившегося цветка, а стоявшая рядом статуя вдруг делает к ней шаг и басит: “Любезная, а ну отыдь от цветка подальше, не дай Бог, ветку обломишь!” Дама — в обморок! Вокруг — переполох, людской водоворот: “В чем дело? Что приключилось?” А через два дня вся Москва валит в сад валом посмотреть на “голых мужиков”, иногда за “подсадных” принимая настоящие статуи — и это тоже смешно, не скучно! Именно благодаря такому шоу ботанический сад и получил свое название — Нескучный. И право, до скуки в его аллеях было куда как далеко.

Умер Прокофий Акинфиевич на 77 году жизни в ноябре 1786 года и был похоронен в Москве, в знаменитом Донском монастыре. Место его упокоения украсило внушительное надгробие.



Соликамские “ранжереи”

О Григории Демидове известно очень немного. Говорят, что хоть и схож был со старшим братом лицом, а характер имел совсем иной: скрытный, задумчивый, с волей, как у отца, неукротимой.

Отец видел среднего сына одним из своих преемников, но, к сожалению, сын не выказывал охоты к производству. После смерти отца, свидетельствует столичный исследователь рода Игорь Юркин, Григорий зажил так, как мечтал, — без отцовских одергиваний, сам себе хозяин, и быстро озадачил окружающих: одну за другой в имении, между Соликамском и селом Красным, плотники начали рубить избы.

Григорий никого не слушал, сад его с “ранжереями” все разрастался. Потихоньку он собрал в него почти все, что росло интересного на Урале из растений, стал списываться с купцами, которые бывали на юге России, в других странах, и просил их привозить любые из растений, цветов, деревьев, которые показались им необычными. Тут же прилагал инструкцию: как следует то или иное растение или деревце сохранять в пути, прибавляя, что все хлопоты по сохранению и доставке “чуда” будут непременно оплачены.



Воды для полива ботанического сада (а это был именно первый в России ботанический сад, и где — на “диком Севере”, на широте, близкой к полярной ночи!) требовалось так много, что выстроено было специальное, поднимающее воду прямо в “ранжерею” колесо.

Помогла становлению сада, свидетельствуют очевидцы, экспедиция Витуса Беринга. В 1733 году в Соликамск заглянула целая флотилия с разными товарами для второй “камчатской кампании”. Один из участников далекого похода, Иоганн Гмелин, осмотрев посадки Демидова, рассказал, что и вся Европа увлечена устройством садов. Он и подсказал Демидову: ежели решит разводить у себя теплолюбивые растения, то придется строить специальные здания, подсказал — и предложил примерные чертежи “ранжерей”.

В Соликамск зачастили гости с посылками от зарубежных купцов. Весь город дивился метелкам пальм, колючкам кактусов и прочим невиданным доселе в здешних местах ботаническим чудесам.

Через десять лет, возвращаясь из экспедиции по Камчатке, Гмелин снова заглянул в гости к Демидову. Удивлению ученого не было предела. Кроме полнейшей коллекции растений России, в оранжереях была собрана великолепная и довольно полная гамма экзотических растений из Италии, Греции, с африканского континента. Гмелин предложил новую планировку сада, помог приобрсти семена южных растений. Он же посоветовал Демидову собрать здесь полную коллекцию уральской флоры.

Другой ученый-путешественник и тоже иностранец, Георг Вильгельм Стеллер, отправляясь на помощь экспедиции Беринга и ожидая экспедиционные грузы, провел в Соликамске три месяца. Он тоже посетил ботанический сад Демидова и посоветовал ему списаться с Карлом Линнеем — известнейшим европейским светилом, классификатором растений. Стеллеру не удалось вернуться с Камчатки (умер на обратной дороге от горячки в Тюмени), но коллекцию собранных им в путешествии растений (шесть возов с 14 ящиками) сумел-таки переправить Демидову...



Меж тем по Руси прокатывается громкий слух о необычном, затеянном Григорием деле. Богатейшие сановники потрясены, завидуют неожиданно и не с того конца добытой им славе и просят рассказывать о саде во всех подробностях. Но самое главное — демидовский сад получает европейскую известность. Григорий списывается с Карлом Линнеем. Тот потрясен известием о ботаническом саде на Урале и просит непременно выслать различные образцы растений в его родную Упсалу. Вскоре выясняется, что ботанический сад неизвестного уральца гораздо больше, чем у самого знаменитого ботаника Европы. Линней просит Демидова прислать как можно больше растений, особенно вывезенных из Сибири, с Камчатки и Дальнего Востока. Линней в таком восторге от успехов Григория Демидова, достигнутых им в медвежьем, вечно холодном краю, что приглашает всех его троих сыновей приехать к нему для обучения в Швецию, куда те вскоре действительно и отправляются.

С ума сошел и сам Соликамск! Мода на садовые изыски принялась здесь с необыкновенной быстротой. Да что там — по всей российской земле “ранжереи” стали возникать, как грибы после дождя. У каждого местного купчишки немедленно был обустроен собственный сад, с “ранжерейными избами”, всякий норовил щегольнуть новой модой.

Постепенно садоводческая лихорадка захватила едва ли не всю дворянскую Россию. Во многих поместьях пустились разбивать сады, строить теплицы. Даже Прокофий начинает завидовать популярности брата и просит прислать ему какие-нибудь из отводок экзотических растений. Григорий откликнулся на просьбу и переслал ему с оказией несколько посылок. По одной версии, они-то и стали началом Нескучного сада в Москве. Здесь, правда, немало белых пятен, ведь Прокофий, находясь в Соликамске, также, очевидно, принимал самое деятельное участие в становлении “ранжерей”...



В 1761 году Григорий Демидов умер. С его уходом стало хиреть, понемногу сдавать свои позиции и садовое дело в Соли Камской. В собственности рода Демидовых сад находился до 1772 года, когда вместе с селом Красным его продали заводчику А.Ф. Турчанинову. А окончательно прекратил существование сад в 1810 году — после раздела соликамского имения Турчанинова между его наследниками.

Инженер-изобретатель

На левом берегу Чусовой, напротив камня Писаного, высится массивный, высеченный из монолитной глыбы серого гранита крест с текстом: “1724 года сентября 8 дня на сем месте родился у статскаго действительнаго советника Акинфия Никитича Демидова, что тогда был дворянином, сын Никита, статский советник и кавалер Святого Станислава. Поставлен оный крест на сем месте по желанию его 1779 года майя 31 числа”.

Действительно, младший и любимый сын А.Н. Демидова родился на берегу реки Чусовой во время осеннего сплава очередного железного каравана, когда его мать Евфимия Ивановна переезжала из Тулы на Урал. Сам Акинфий плыл на одном из стругов с беременной женой. Вдруг начались родовые схватки, судно остановили, роженицу вынесли на берег, где та и разрешилась.

Д.Н. Мамин-Сибиряк писал, что “после смерти Акинфия Демидова мы не встречаем ни одной выдающейся личности, которая бы улучшила Тагильские заводы”.

Этот тезис можно оспорить. В Никите-младшем, пожалуй, в наибольшей степени соединились черты, ценимые его энергичным отцом. Согласно его воле, выраженной в завещании 1743 года, все металлургические заводы семейной империи должны были перейти в собственность младшему сыну. Но после протеста братьев раздел имущества оставил Никиту владельцем нижнетагильской части, состоявшей из шести находившихся на Урале металлургических предприятий.



Немалую роль в быстром взлете Никиты Акинфиевича сыграло личное расположение к нему великого князя Петра Федоровича, с которым он познакомился в Туле в 1744 году и которому частенько ссуживал деньги. В ответ будущий император пожаловал ему орден св. Анны, с тем, однако, условием, чтобы он возложил на себя награду и Аннинскую ленту лишь по кончине Елизаветы Петровны. Очевидно, по просьбе Никиты и под влиянием великого князя императрица еще в 1750 года подписала указ об отводе к демидовским заводам Салдинской лесной дачи, которая давала лес и уголь тагильским заводам.

Но после восшествия Петра III на престол Демидов, очерненный завистниками, быстро потерял доверие государя и даже ордена св. Анны был лишен, что, как вскоре оказалось, пошло ему только на пользу. Свергнув и уничтожив руками братьев Орловых нелюбимого муженька, Екатерина II косо смотрела на тех, кто находился с Петром в близкой дружбе. Так что от новой хозяйки России “опальный” Никита получил даже чин статского советника и прибрел нужных людей в ее ближайшем окружении. Больше того, был “по имянному ея императорского величества 1762 года июля 27 дня указу от службы уволен”. Теперь ничто не мешало Никите всерьез заняться горнозаводским делом...

По наследству ему достались самые лучшие и перспективные заводы, возведенные к тому же в весьма удачных местах — и леса, и воды достаточно. А самое главное — гора Высокая, хранительница качественных залежей магнитного железняка, богатейших в Европе.

Карьер на месте горы Высокой (Нижний Тагил)

Полученное по разделу он не только не растратил, но и приумножил, построив три новых завода: молотовый Нижнесалдинский (1760), передельный Висимо-Уткинский (1771), а также Верхнесалдинский доменный и молотовый (1778). В целом суммарная производительность принадлежавших ему предприятий превышала выпуск чугуна и железа на всех заводах его отца (до раздела наследниками)! Иные исследователи, отмечая особую удачливость Н.А. Демидова, его явные успехи (он стал одним из самых богатых предпринимателей России своего времени), подвергают сомнению технические его знания, полученные им навыки и талант.

Повод для этого, очевидно, кроется в том, что со второй половины 60-х гг. ХVIII века Никита Акинфиевич жил преимущественно в Москве. А как, мол, можно управлять столь сложным и разноплановым хозяйством на расстоянии, через орду наемных приказчиков? Но, находясь в столицах, младший сын Акинфия поддерживал активную переписку с тагильской заводской конторой, входил в мельчайшие детали производства, ясно представлял его состояние и изменения, регулярно давал дельные советы.

Огромное влияние на его кругозор, профессиональную подготовку имело почти трехлетнее путешествие в Европу, предпринятое в первой половине 70-х гг. ра ди молодой (третьей по счету) красавицы жены Александры Сафоновой, страдавшей бесплодием. В итоге от Александры Евтихиевны не только отступила “безпрестанная болезнь”, но за это время она родила там двух детей — дочь Екатерину (1772) и наследника Николая (1773). Никита же за рубежом завязывал полезные знакомства, изучал работу стальных заводов, фарфоровых и часовых фабрик, текстильных мануфактур, караблестроительное дело, “с великою опасностию хаживал в преисподнюю” — шахты и рудники. Не упускал случая посетить известные за границей академии (в Болонье и Неаполе), научные центры, лаборатории, библиотеки, музеи, картинные галереи, осматривал частные научные коллекции и т.д. За несколько лет до смерти все это он подробно описал в книге “Журнал путешествий...”.



Тяга его к науке была очевидной, но еще более прочными контакты были у Никиты с техникой: на заводах — порядок, мастеровые и работные люди жили намного лучше, чем у других. Он умел заманивать к себе талантливых людей, посылал на учебу в Англию и иные страны своих наиболее одаренных крепостных, завел в Нижнем Тагиле сперва “арифметическую”, а затем и техническую школы. Именно при нем расцвела и достигла наивысшего совершенства художественная роспись металлических изделий, изобретен хрустально-прозрачный лак, раскрылась уникальная династия живописцев Худояровых...

Академик П.С. Паллас, например, утверждал, что “из всех сих заведений несколько токмо осталось в прежнем порядке при Нижнем Тагильском заводе”. Осмотревши множество металлургических предприятий, он охарактеризовал вотчину Никиты-младшего как находящуюся в “цветущем состоянии”.

В ряде же случаев предмет и содержание демидовских наставлений позволяют классифицировать их как настоящее изобретательство! Речь, например, идет о ружейном замке необычной конструкции, который он заказал в Туле через своего родственника С.И. Пальцова в конце 1756 года. Представляет интерес и материал 1766 года об усовершенствовании им “пилозубной машинки”, предназначенной для насечки пил. Этот факт любопытен еще и тем, что современным специалистам по найденному описанию удалось изготовить модель такого устройства и оно получило их высокую оценку.

Не обошло его и увлечение коллекционированием ботанических редкостей и тесно связанное с ним садовое и парковое строительство. Главное здание его московской усадьбы именовалось “Слободским домом” (располагалось в Немецкой слободе, сейчас в нем размещается педагогический университет). Здесь был свой театр (в отдельном помещении), имелись оранжереи, теплицы, сад-парк площадью около 10 гектаров. Характер рельефа, на котором он был разбит, заставляет вспомнить о Московском ботаническом саде Прокофия Демидова: как и последний, он был устроен на террасах, спускавшихся к Яузе-реке. Здесь росли кедры, пихты, “свяничные” деревья, специально привезенные с Урала (их отбирали близ Висимо-Шайтанского завода), а также тисы, пальмы, лавры, самшиты, фикусы (8 видов), персики, абрикосы, арбузы, виноград, сливы, ананасы (5 сортов), вишня, различные овощи, алоэ (15 видов), герани, розы, другие цветы — всего около 9 тысяч наименований растений (по данным 1774 года)! Над одной из оранжерей высилась деревянная часовая башенка с куполом.

После смерти Н.А. Демидова коллекция стала постепенно уменьшаться, и к 1803 году в ней оставалось уже не более трех тысяч растений...



В 60—70-е гг. Н.А. Демидовым были созданы садово-парковые ансамбли и в его подмосковных владениях. К примеру, поместье Сергиевское (Алмазово), по оценке искусствоведов, стало “одним из интереснейших” в загородной черте Москвы. Регулярный парк, разбитый на плоском заболоченном участке, неузнаваемо преобразил окрестность: появились пруды, каналы, оранжереи, искусственная гора, лабиринт, малые архитектурные формы.

Из других увлечений Никиты Акинфиевича отметим коллекции руд, минералов, образцов флоры и фауны, ископаемых древностей, одна из комнат Слободского дома называлась даже “куцкамерой”, он “выискивал” и произведения изобразительного и декоративно-прикладного искусства — картины, табакерки, вазы, подсвечники, часы, книги.

Н.А. Демидов состоял почетным членом Петербургской Академии художеств, членом Вольного Экономического общества, учредил при Академии художеств медаль “За успехи в механике”, активно поддерживал образование, занимался благотворительностью. В частности, не раз жертвовал Московскому университету. Поддерживал тесные контакты с Петербургской Академией наук, переписывался с Вольтером, был дружен с историком, коллекционером и государственным деятелем А.И. Мусиным-Пушкиным, выдающимся русским скульптором Ф.И. Шубиным, академиком П.С. Палласом и другими известными людьми.

Никита умер последним из сыновей Акинфия Демидова. И с ним, кажется, действительно была исчерпана присущая основателям промышленного рода “живая” любовь к технике. Именно на Никите-младшем иссякла энергия рода. А потомков Демидовых поглотила Европа. Не случайно и сыновья Н.А. Демидова заводами занимались уже не из влечения к делу, а скорее по инерции, из рационально осмысленной необходимости. Они относились к этому занятию как к обязанности, которую просто кто-то должен был исполнять.



Пришедшие им на смену Демидовы выйдут на совершенно новый уровень — научный. Скажем, Павел Григорьевич Демидов, отказавшись от занятий промышленным предпринимательством, состоял на государевой службе в Берг-коллегии и вышел в отставку в чине статского советника. Запомнился истории тем, что первым из семьи предпринял “ученые путешествия”, при Московском университете создал общество испытателей природы и сделал ему множество дарений, включая минц-кабинет (собрание из нескольких тысяч редких монет), роскошную библиотеку, кабинет натуральной истории, денежные пожертвования — 100 тысяч рублей. Такие же суммы были им подарены Киевскому и Тобольскому университетам. С одобрения государя Александра I учредил Ярославское училище высших наук (впоследствии — Демидовский лицей и государственный университет, обретший имя своего основателя), оговорив, что “означенную в Ярославле гимназию возвысить в такое училище, которое бы имело одинаковую степень с университетами, и все преимущества оного...”.

А вот Павел Николаевич Демидов — камергер и егермейстер двора, курский губернатор, почетный член нескольких академий и университетов, обладатель огромного состояния, благотворитель и чудак, вошел в историю тем, что 4 октября 1830 года в Париже учредил именную премию за научные достижения. Сообщая об этом решении императору Николаю I, он писал: “Желаю по самую кончину дней... ежегодно из своего достояния жертвовать в Министерство народного просвещения сумму двадцать тысяч рублей ассигнациями для вознаграждения из оной пяти тысячами рублей каждого, кто в течение года обогатит русскую словесность каковым-либо новым сочинением, достойным отличного уважения по мнению членов Санкт-Петербургской Академии наук”.



Присуждение новой премии регулировалось особым “Положением о наградах, учрежденных П.Н. Демидовым”. Оно разрешало академикам вносить изменения в правила, и “Положение” видоизменялось.

Первое вручение Демидовских премий состоялось в 1832 году. Из 13 поступивших работ награду получили четыре. А за все время существования премии было рассмотрено 903 работы, в том числе 769 — на русском языке. Было присуждено 55 полных наград, выдано 53 полных премии и 220 половинных. Еще 127 работ получили почетные отзывы. Выделены средства на издание 27 рукописей. Всего же демидовская комиссия использовала 251567 рублей.

Отметим, что среди лауреатов престижной Демидовской премии — ученые с мировым именем: П.П. Аносов, Д.И. Менделеев, Н.И. Пирогов, И.М. Сеченов, П.Л. Чебышев, Б.С. Якоби и др.

“Не забудь меня”

Но вернемся к Н.А. Демидову. Как истовый старообрядец, Никита Акинфиевич загодя, еще при жизни, когда находился в Париже, заказал французскому скульптору Клодиону надгробный памятник для своей могилы и золотую табличку: “Действительный статский советник, кавалер орденов...” Не указал только дату смерти. Полагал, что его захоронят в Тагиле: на Вые, в семейной церкви Демидовых, упокоилась немалая часть этого клана. Разумеется, он не мог предположить, что будет похоронен в селе Петровское-Алабино в Подмосковье.

Господский дом и обширный сад Никита-младший заложил тут летом 1776 года, и он предназначался для его супруги. Этот “непревзойденный шедевр усадебной архитектуры”, по выражению И.Э. Грабаря, имел даже собственное имя на закладном камне — “Не забудь меня”. Но — забыли!..



Фамильный склеп последнего Демидова — в искалеченной церквушке, которую советская власть приспосабливала то под общежитие, то под хозяйственный склад. Вот арка — вход в склеп, помещение 15—18 кв. метров, в центре — колонна-опора, земляной пол. Заветного алтаря, естественно, нет и в помине, но на его месте, вернее, под ним и находятся мощи Никиты Акинфиевича, а также ближайших членов его семьи. Ни памятного камня, ни скромной таблички. Словно “бомжи”, безродное племя... Словом, склеп сегодня напоминает отхожее место, “дикий” туалет. Грязища и смрад. Стыдоба!

На фамильном гербе Демидовых, как известно, начертано: “Не словами, делами”. Да, есть и дела. В 1993 году благодаря усилиям Уральского отделения РАН, академика Г.А. Месяца и акционерного общества “Новая гильдия” после почти 130-летнего забвения была возрождена общенациональная неправительственная Демидовская премия. Создан и работает Международный Демидовский фонд. Регулярно собирается Демидовский конгресс. В Свердловской области проводится конкурс “Наследники Демидова”, который определяет лучшие предприятия горно-металлургического комплекса края. К 300-летию уральской металлургии в Невьянске был открыт памятник Петру Первому и Никите Демидову...

Все хорошо. Правильно. Но ведь культура общества прежде всего проявляется в уважении нации к своей истории, памяти предков и их славным делам. Так достойно ли увековечены Демидовы на Урале?

Поскольку в Подмосковье никому до Никиты-младшего дела нет, а его могила находится в ужасном состоянии, почему бы не перенести прах Демидова в Невьянск или Нижний Тагил? Такая ситуация по нынешним временам становится почти заурядной, если вспомнить перезахоронение останков членов царской семьи, расстрелянных в подвале Ипатьевского дома и спрятанных в Ганиной яме, возвращение на родину праха белого генерала Александра Деникина, известных деятелей российской культуры, закончивших свой жизненный путь на чужбине.



А вот и более близкий пример. Летом 2003 года волонтеры фонда “Добро людям”, созданного известным уральским политиком и экономистом Олегом Гусевым, навестили в подмосковном Болдино (на Рождественском погосте) могилу одного из основателей Екатеринбурга и сподвижников Петра — Василия Никитича Татищева. В 70-х гг. прошлого столетия ее отыскал географ и историк, доцент Московского педагогического института Александр Ястребов, а в 1985 году, повторно, — столичный ученый Георгий Блюмин.

Уральская экспедиция обнаружила ее в полуразрушенном состоянии: двухметровая крапива, замшелый саркофаг, проржавевшая ограда, заросшая тропинка... Ребята из кадетских корпусов при лицее № 135 областного центра привели могилу в порядок: убрали грязь, очистили от векового мха саркофаг, подрезали кусты, покрасили оградку. Священник Екатеринбургской епархии отец Никита установил на могиле новый крест и отслужил панихиду, а члены экспедиции привезли на родину капсулу с землей с могилы известной исторической личности.

15 августа, накануне празднования Дня города, у памятника отцам-основателям Екатеринбурга В.И. Татищеву и В.И. де Геннину перед почетным караулом “ряженых” солдат-преображенцев, под бой барабанов кадеты торжественно передали капсулу Марии Дмитриевне Ивановой, прямому потомку рода Татищевых. Затем капсула была помещена в часовне Святой Екатерины. И сегодня любой желающий может отдать дань памяти Василию Татищеву.

Так почему бы уральским олигархам не восстановить памятник Прокофию Акинфиевичу в Москве? Почему бы не перенести мощи Никиты Акинфиевича Демидова на историческую родину? Вероятно, потребуется создание комиссии, нужны запросы, согласования, но главное — воля властей, желание общественности. А уж скинуться на памятник для преуспевающих ныне металлургов — плевое дело.



Вот тогда это действительно будет место искреннего почитания древнего рода Демидовых, чьими стараниями Каменный Пояс превратился в “опорный край державы”.

post-444755-0-04538400-1432487357_thumb.jpeg

Share this post


Link to post
Share on other sites
RamAdis

[spoiler=Безумный Сайкс]Импортные гуру трейдинга в России известны в довольно-таки ограниченном ассортименте. Хорошо знают тех, кто пишет книги или проводит семинары. А вот инвесторы, которые больше заняты работой по основному профилю, чаще всего остаются в тени. И, как еще одну крайность, можно отметить популярность у нас различных жуликов, выдающих себя за гуру трейдинга. Человек может быть никем у себя на родине, но объявить себя в российской рекламе великим трейдером и собирать полные залы за большие деньги (впрочем, аналогичная модель вполне работает и в других странах). Один из таких случаев в 2012 году описал в статье «Десять лет безумия Уолл-стрит глазами очевидца» о маньяке Timothy Sykes» журнал D’. Делюсь с вами этой старостью.



Рэндалл Лейн описал историю о том, как он в США издавал журнал для трейдеров Trader Monthly, одним из главных продуктов которого был ежегодный рейтинг из сотни самых успешных трейдеров Америки — миллиардеров и мультимиллионеров, в короткие сроки сделавших состояния на бирже.

В книге описывается и Тимоти Сайкс, который в 2011 году посетил Россию с семинаром (стоимость билета 33 000 рублей). Ниже фрагмент из книги.

Уже с первой публикации осенью 2005 года некоторые самовыдвиженцы обманом умудрялись протиснуться в список лучших трейдеров.

Например, один невысокий трейдер с заискивающими манерами по имени Зэк Майклсон привлек наше внимание, потому что руководил хедж-фондом еще будучи студентом, а теперь управлял внушительной суммой денег в быстро набиравшей вес компании Fortress Investments. Проблема была в том, что, пока список готовился к публикации, он потерял работу и почему-то забыл сообщить нам об этом, даже во время окончательной сверки данных. До окончательной выплаты выходного пособия Fortress оставила Майклсону телефон и адрес электронной почты — обычная практика на Уолл-стрит. Наши сотрудники и сами звонили с проверкой в Fortress, где им, опасаясь какого-нибудь подвоха и подачи иска, подтвердили, что он там «работает». Когда его лицо промелькнуло на CNBC в числе остальных фигурантов списка, трейдеры Fortress забросали нашу редакцию издевательскими электронными письмами.



Впрочем, худшим нашим выбором стал двадцатитрехлетний маньяк Тим Сайкс. Чтобы список не состоял из 30 трейдеров Goldman Sachs, редакция обычно давала развернутые истории о двух-трех, добившихся успеха нетрадиционным способом. Сайкс отлично подходил для этой категории. У него была интересная история о том, как он превратил 12 тысяч долларов, подаренные на празднование бар-мицвы , в более чем миллион.

Эту историю он рассказывал всем, кто только готов был слушать, включая нескольких наших репортеров, а также — на вечеринке, устроенной нами для трейдеров в 2005 году, — меня.

Это мероприятие, проходившее в гигантском четырехэтажном бутике Asprey, британского поставщика никому не нужных дорогущих вещей типа зонтов за 500 долларов, первых изданий книг в кожаном переплете или рождественских хлопушек, наполненных серебряными безделушками, стало переломным моментом для нашей компании. Оно доказало, что с помощью списка рассылки, в котором значились уже десятки тысяч адресов, мы можем перевернуть трейдерский мир. Одно письмо — и вот уже 700 трейдеров заполнили магазин, а один из наших спонсоров, компания Rolls Royce, подгоняет к нему автомобили, чтобы развозить их по домам. Это был первый шанс после выхода журнала пообщаться с нашей аудиторией.

Слушать славословия трейдеров в адрес Trader Monthly или самих себя пришлось мне. Среди 50 или около того трейдеров, с которыми я пообщался тем вечером, Сайкс отличался исключительным бахвальством.



— Как мне попасть в ваш список «30 младше 30»? — спросил он, даже не удосужившись представиться.

— Торгуйте хорошо и так, чтобы мы могли в этом удостовериться.

— По данным Barclays, мой хедж-фонд, работающий вдлинную и вкороткую с микроакциями, — номер один в стране, — ответил Сайкс, использовав эвфемизм для так называемых грошовых низколиквидных акций стоимостью менее 1 доллара. Он всучил мне визитку, из которой следовало, что он управляет Cilantro Fund (в реальности миллион долларов для фонда был собран в основном с друзей и родственников).

При всей любви трейдеров к самовосхвалению такая неприкрытая самореклама была необычной. Но когда один из наших репортеров включил его в список, я особенно не задумался над тем, что чрезмерная напористость Сайкса выглядит подозрительно. Тем более он так высоко котировался в рейтинге Barclays.

Лишь позднее я узнал, что это был не благородный банк с трехсотлетней историей, второй по величине в Великобритании, a Barclay Group, мелкая аналитическая фирма из Фэйрфилда, штат Айова, которой руководил какой-то последователь трансцендентальной медитации – один из десятков адептов этого учения, сбежавших в кукурузные поля, чтобы практиковать там свои ритуалы и зарабатывать на рынках.

Попав в список, Сайкс стал повсюду с ним носиться. Он рассказывал свою историю с деньгами бар-мицвы Reuters и CNBC — в числе остальных 30 трейдеров возрастом менее 30 лет, которых после публикации списка мы на неделю предоставили телеканалу. Затем он пошел еще дальше: CNN, Fox, Интернет.



И вот ему поступило новое предложение. Реалити-ТВ пришло уже во многие профессии, от поваров до дизайнеров модной одежды и парикмахеров; теперь оно добралось до мира трейдеров. Спутниковый телевизионный канал Mojo TV обратился к нам с просьбой помочь сделать шоу «Воины Уолл-стрит», посвященное работе финансистов из разных секторов. Два наших редактора, Рич Блейк и толковый трейдер Эндрю Барбер, должны были выступать экспертами, подробно объясняя, что происходит в финансовом мире. Мы представили Mojo TV список из нескольких трейдеров, о которых писали.

Так Сайкс, будто специально созданный для телевидения, пригласил съемочную группу в служившую «офисом» гостиную, чтобы показывать, как он там торгует в халате. Мы видели, как Сайкс, истинный джентльмен, зло обзывает убыточную позицию «сукой». Как Сайкс, почтительный сын, впускает телеоператора в туалет, где его мать, стоя на коленях, оттирает унитаз. «Она мой личный раб», — усмехается он. Когда она спрашивает его, зачем нужны наручники в кухонном шкафу, он отвечает: «Отстань от меня, я просадил пять штук». («Ему все равно, что подумают мои друзья», — с вызовом говорит она в камеру.) Наконец, мы видим, как Сайкс, настоящий спортсмен, приглашает съемочную группу поиграть в «пьяный гольф» и как он гоняет на электромобиле, пытаясь сбить оленя, и раздевается, чтобы достать упавший в пруд мяч. («Моя цель — развивать мой хедж-фонд и чтобы меня серьезно воспринимали в финансовой индустрии», — говорил он перед этим.)

Фото из Инстаграма Сайкса

Но еще хуже было наблюдать за Сайксом-трейдером. Управление деньгами других людей, что сейчас делал Сайкс, предполагает гораздо большую ответственность, чем управление своими, как в случае, например, с Эриком Боллингом, чье увлечение телевидением отражалось лишь на его собственном счете. «Стратегию» Сайкса можно было определить как «разброд и шатание»; единственное, в чем он отличался постоянством, — так это в просаживании денег. В одном из эпизодов он встречался у себя в квартире с «потенциальным инвестором» и отошел от компьютера, оставив открытыми несколько краткосрочных позиций. Пока он кривлялся перед камерой, в компьютере испарялись реальные деньги его родственников и друзей. «Гребаное дерьмо, как же я это пропустил?!» — завизжал он, вернувшись к столу.

Те, кто, по несчастью, доверил ему деньги, стали замечать неладное. Мы слышим, как он говорит одному из инвесторов: «Все идет хорошо, нужно лишь немного времени, чтобы ситуация улучшилась» — после того, как его фонд за месяц потерял 300 тысяч долларов. Когда же его слова не убедили инвестора и тот потребовал вернуть деньги, Сайкс ногой отшвырнул напольный вентилятор к противоположной стене.

«Жадность отвратительна, — говорил он в начале каждого эпизода, поднимая воротник. — Сделай столько денег, сколько сможешь, чтобы успеть сбежать, пока она не увлечет тебя на Темную сторону». Слава, как оказалась, тоже может быть отвратительна.



ВЕЧЕРИНКИ 30/30

Двумя самыми популярными были мероприятия, ориентированные на молодых профессионалов Уолл-стрит. В 2007 году на организованной нами вечеринке «40 младше 40» около 700 человек набилось в аукционный дом Phillips de Ригу. Две пары часов Carl F. Bucherer по 7 тысяч долларов были куплены прямо у демонстрировавших их моделей. Но все бледнело по сравнению с «30 младше 30»; организуемое Trader Monthly мероприятие стало ежегодным торжеством молодости и богатства. В 2007 году мы решили провести три вечеринки, в Чикаго около 300 трейдеров веселились в модном ресторане Rockit. Затем гуляли в лондонском Сохо. Наконец, главное мероприятие состоялось в нью-йоркском ресторане Gold Street с открытой верандой, что позволило выставить рядом, как в автосалоне, новенькие БМВ и разбить палатку для любителей сигар.

Помня о вакханалии прошлого года, мы заранее составили список приглашенных. Оставшиеся за бортом старались получить билет всеми правдами и неправдами. Уже выданные приглашения появились в продаже. Больше всех старался наш старый знакомый Тим Сайкс — тот, что воспользовался попаданием в первый список «30 младше 30», чтобы стать участником реалити-шоу в амплуа трейдера-придурка.

Сайкс включил меня в список рассылки по email, и я наблюдал, как месяц за месяцем тает его фонд (между прочим, 3 процента комиссии за управление и 30 — за успех). Как-то, напившись перед телекамерами, он на электрокаре въехал в пруд на поле для гольфа, а теперь (в 24-то года!) писал свою автобиографию, которую потом сам же и издал. А ведь это мы создали этого парня. Было противно.



Когда мне позвонила возбужденная Рэйчел Пайн, отвечавшая у нас в журнале за связи с общественностью, я встречался в Майами с рекламодателями, которые собирались участвовать в нью-йоркской вечеринке «30 младше 30». Оказалось, на нее хочет прийти Сайкс вместе с телегруппой, чтобы попытаться восстановить свою репутацию (в ущерб нашей). Услышав про камеру, она дала ему от ворот поворот. Тогда он пошел в наступление и стал бомбардировать ее электронными письмами и телефонными звонками. А затем и меня:

Рэндалл.

Только что разговаривал с Рэйчел, и она сказала, что меня не пустят на завтрашнюю вечеринку «30 младше 30», потому что в прошлом году я «сделал из рейтинга посмешище». Хотя я определенно шел своим путем, я определенно не считаю, что это так, так как благодаря популярности моего телешоу я получаю тысячи мейлов от людей, вдохновленных моей историей… Я буду рад прийти на завтрашнюю вечеринку, тем более что уже пригласил туда десяток друзей трейдеров и журналистов, чтобы поднять тост за новых членов списка!

Игнорируй его, и он отстанет, сказал я себе. Но затем стали поступать голосовые сообщения. Одно, два, три, четыре, пять. Затем, надеясь найти хоть какую-то лазейку, он стал приставать к автору рейтинга Ричу Блейку, прежде чем снова принялся доставать меня по электронной почте.

Рэндалл,

Рич написал, что ты твердо намерен не пускать меня завтра, но дай мне попытаться переубедить тебя, потому что полученный в последнюю минуту отказ ставит меня в сложное положение… Я планировал встретиться там с десятком друзей. С некоторыми из них я долго не виделся, и мы целые выходные обсуждали, что будем делать после вечеринки… Я пригласил двух подруг, которые специально для этого купили новые платья. Не знаю, как объяснить им, что не смогу с ними встретиться… Хотя вы, ребята, думаете, что я своим эксцентричным поведением «сделал из рейтинга посмешище», в других изданиях меня теперь признают как финансового эксперта / неординарную личность… Вы, ребята, хорошо проехались по мне в последнем номере, так что, если вы и вправду считаете, что я поставил вас в неудобное положение в прошлом году, мы в расчете.



Ковровые бомбардировки продолжались. Электронные письма, голосовые сообщения, телефонные звонки; Рич Блейк, Рэйчел Пайн, я. Хотя я встречался с ним всего один раз и мы общались не более пяти минут, когда он попросил включить его в «30 младше 30», становилось понятно, что игнорировать его больше нет возможности, — он бы начал доставать и других сотрудников. Поэтому я достал BlackBerry и написал ему резкое, личное письмо.

Тим,

признание приходит с достижениями. Пока ты рекламировал себя, где только можно, результаты твоей торговой деятельности для тебя самого и твоих инвесторов были удручающими. Просто катастрофическими. Если ты когда-нибудь по-настоящему займешься трейдингом и приложишь для этого серьезные усилия, вместо того чтобы выпендриваться перед телекамерами, мы пригласим тебя в наше сообщество. А до тех пор, включая сегодняшний день, нам нечего делать вместе с тобой, поскольку мы поздравляем действительно успешных трейдеров, а не тех, кто притворяется таковыми.

Сайкс ответил через 19 минут.

Спасибо за честность, но я бы хотел, чтобы ты прочитал мою книгу, которую я вам ребята посылал. Ты увидишь, что ВСЕ МОИ УБЫТКИ объясняются не трейдингом, а тем, что я купил неликвидные акции, которые затем не смог продать. Я не могу сейчас привлечь денег, не могу рисковать поэтому все, что я могу, — это воспользоваться своей узнаваемостью и построить новую карьеру. Я трейдер в наиполнейшем смысле слова, так как стараюсь менять профессии, чтобы адаптироваться к своей текущей ситуации.



На том, казалось, история и завершилась. Утром я вылетел в Нью-Йорк. Вечеринка прошла без сучка без задоринки. Около 800 молодых, с хорошими бонусами парней пили Johnnie Walker Blue, некоторые — из бутылок, на которых были выгравированы их имена.

Но то был еще не конец. На следующий день я получил обширное послание.

«У меня было немного времени успокоиться и подумать, и вот мой ответ. Тебе должно быть стыдно за то, что ты написал мне такое злобное письмо. Пока ты потягивал свое супердорогое шампанское на своей супербольшой яхте (которую тебе за так дали твои рекламодатели), я работал по 20 часов в день, чтобы выбраться из той дыры, в которой оказался, и при этом еще пытался строить перспективную карьеру финансового журналиста.

Если бы ты лучше справлялся с работой главного редактора журнала, который кичится тем, что рассказывает о жизни трейдеров, вы бы не растеряли всю свою аудиторию, и я бы мог спокойно управлять своим скромным фондом. Но раз так, люди обращаются ко мне, потому что видят во мне человека, который все называет своими именами. Поэтому нет, я не отвернусь от них… Я не виню тебя лично, ты лишь побочный продукт своего поколения и уолл-стритовской системы, системы, которую я намерен изменить.

Ты вот назвал результаты моего фонда «просто катастрофическими», но это сделало меня умнее. Вместо того чтобы заползти в раковину и сидеть там да помалкивать, как ты, наверное, считаешь правильным, я по полной использую свои навыки самопродвижения… Я перерос тебя и твои методы. Отступаясь от своего товарища трейдера, ты отступаешься и от самого трейдинга. А если ты отступаешься от трейдинга, то больше недостоин выпускать ежемесячный журнал для трейдеров. Может, тебе изменить его название на «Ежемесячный журнал для отступников»»?



«Черт, да он просто невменяемый, — написала Рэйчел, когда я переслал ей это. — Кто бы мог подумать, что он попросту больной». Я же был уверен, что мы наконец избавились от наиболее постыдного результата нашей деятельности.

Но затем мне позвонил корреспондент весьма влиятельного раздела «Шестая полоса» в New York Post и поинтересовался, почему я запретил Сайксу появляться на вечеринке. Он ссылался на письмо Сайкса, что я нашел странным, поскольку в адресной строке стояло лишь мое имя. Откуда же пошла утечка? Кому вообще есть дело до Тима Сайкса? Из разговора с корреспондентом быстро стало понятно, что источник — сам Сайкс. Его письмо ко мне было всего лишь еще одним пресс-релизом.

На следующий день New York Post написала о «разразившейся на Уоллстрит войне между влиятельным журналом Trader Monthly и энергичным управляющим Тимоти Сайксом». Предыдущий же день Сайкс провел, распихивая информацию о конфликте по финансовым блогам, чтобы еще больше подогреть интерес сплетников из New York Post. Несколько потраченных впустую часов, в то время как его крошечный фонд продолжал испускать дух.



Через две недели Сайкс закрыл его. Его убыток с января 2006-го по июль 2007-го превысил 36 процентов, тогда как фондовый рынок вырос на 25 процентов. Сайкс объявил об этом, как и следовало ожидать, в пресс-релизе, объяснив закрытие не потерей сотен тысяч долларов, а теми минимальными нормами, которые регулировали деятельность хедж-фондов, а именно запретом на привлечение неопытных инвесторов, старушек и т.д. «Я больше не намерен играть по этим ложным правилам. Никто не должен ограничивать мои возможности по обсуждению моего бизнеса, ибо я американский предприниматель. Я называю это свободой финансов», — говорилось в заявлении.

Начинался 2007 год, и поезд с бонусами уносился прочь уже без Тима Сайкса, которому теперь вряд ли стоило рассчитывать хоть на какое-то вознаграждение.

post-444755-0-55076800-1432622124_thumb.jpeg

Share this post


Link to post
Share on other sites
RamAdis

[spoiler=Инвестиции в стиле рок]В инвестбизнесе управляющий, как правило, сначала чего-то добивается, начинает много зарабатывать, а потом (или в процессе) становится наркоманом и алкоголиком. Но бывают и обратные случаи: сначала человек жесточайше бухает и активно расширяет сознание, а потом делает ставку на здоровый образ жизни и превращается в успешного инвестора. Так, по крайней мере, случилось с бас-гитаристом Guns N’ Roses Майклом МакКаганом. Интересную историю про него написал сайт «Суперинвестор». Делюсь ей с вами.



Люди становятся инвесторами по-разному. Кому-то надо куда-то девать лишние деньги, кто-то наоборот отрывает от текущего потребления крохи, чтобы «приумножить» «капитал» и зажить по-человечески. Повод для принятия решения инвестировать у всех тоже свой.

Герой нашей заметки задумался о своём финансовом положении после нескольких лет, проведённых под действием алкоголя («галлон водки в день») и кокаина. Такая жизнь привела к логичному итогу: в возрасте 30 лет он попал в больницу с приступом острого панкреатита и опухолью поджелудочной железы размером с футбольный мяч. Врачи его спасли, но этот случай заставил задуматься о дальнейшей жизни.

Майкл Эндрю «Дафф» МакКаган ушёл из группы Guns N’ Roses, в которой был бас-гитаристом, и стал трезвенником. Трезвый взгляд на баланс доходов и расходов привёл его к мысли, что даже имея большие заработки, стоит заняться разумным управлением собственными деньгами. Новое увлечение всерьёз захватило музыканта, не имевшего даже законченного среднего образования. А через 17 лет МакКаган основал инвестиционную компанию и начал управлять не только своими инвестициями, но и средствами друзей — рок-звёзд.



Вскоре после «протрезвления» в 1994 году Дафф начал инвестировать: он вложил $100 тыс. в акции сети Starbucks, софтверной компании Microsoft, а позже – и интернет-магазина Amazon.com. Выбор бумаг был во многом случайным: все три компании имеют непосредственное отношение к родному городу музыканта — Сиэттлу. Тем не менее, инвестиции принесли приличный доход, все акции за несколько лет после покупки подорожали в разы. А если бы такой портфель сохранился до настоящего времени, он стоил бы значительно больше миллиона долларов.

Для того, чтобы грамотно управлять вложениями, МакКаган пошёл учиться. Сначала он решил разобраться с финансовой отчётностью Guns N’ Rose за предыдущие шесть лет и был шокирован, когда осознал, что ничего не понимает. О степени финансовой безграмотности музыканта можно судить по анекдотичному случаю, произошедшему с ним в Италии. МакКаган сам того не желая умудрился снять апартаменты за $40 тыс. – из-за того, что не смог пересчитать ценник в лирах (тогда ещё не было евро) в доллары.

Поэтому он закончил общее образование, прерванное музыкальной карьерой, потом пошёл в колледж, где изучал финансы, а позже поступил в бизнес-школу при Университете Сиэттла. Последнюю он, правда, так и не закончил, не доучившись один семестр из-за необходимости поехать в тур со своей новой группой Velvet Revolver.



Музыкант начал делиться полученными знаниями со своими поклонниками. В журнале Playboy в 2009 году появилась его еженедельная колонка о финансах и экономике Duffonomics, в которой он в весьма вольном стиле описывал текущие события и простыми словами объяснял их суть неподготовленным читателям. Интересно, что МакКаган старался в своих текстах оставаться «посередине» между «социалистическими» идеями Обамы и консервативными представлениями республиканцев. По мнению колумниста, «невидимая рука рынка» существует, но государство может и должно регулировать «жадность компаний».

В 2011 году совместно с двумя профессиональными инвесторами — Энди Боттомли и Иэном Уотсоном — МакКаган открыл компанию по управлению активами под названием Meridian Rock Capital Management. Цель компании — помогать рок-звёздам грамотно управлять их миллионными состояниями, с пониманием относясь к образу жизни музыкантов и их представлениям о реальности. Многие творческие люди убеждены, что «пиджаки» – то есть обычные юристы и менеджеры — их враги, только и мечтающие украсть деньги клиентов. А МакКаган – «свой», он не обманет. Это и есть принципиальное преимущество Meridian Rock, позволяющее компании привлекать внимание «особых» клиентов.



Сам МакКаган в данном случае выступает не в качестве «имени на вывеске» и переговорщика, как можно было бы подумать. Он — равноправный партнёр, участвующий в определении направлений инвестирования и выборе конкретных объектов вложения средств.

В портфеле фондов, управляемых компанией, 65% занимают акции, а остальное распределено между облигациями и недвижимостью. Из акций управляющие предпочитают бумаги компаний с небольшими долгами, не обращая внимание на то, как их оценивают другие инвесторы.

 

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest
This topic is now closed to further replies.

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×