Jump to content
.doc

Заметки (блог)

Recommended Posts

.doc

... иисчо малехо

 

2DMD (22:16:41 13/07/2007)

ты када на прогулку?

 

Dim (22:17:06 13/07/2007)

сча поду... шас что-то уже прецтафил што жифо на рубблеффко и хожу на тусофко))))

 

Dim (22:17:25 13/07/2007)

сапчаг паткатывает, а я ей - пашла нах )

 

2DMD (22:17:27 13/07/2007)

 

 

Dim (22:17:32 13/07/2007)

вот эта гламур)

 

2DMD (22:17:33 13/07/2007)

 

 

Dim (22:17:42 13/07/2007)

доооооо!

 

2DMD (22:17:43 13/07/2007)

главнае шоб Тимати не паткатывал!

 

2DMD (22:17:53 13/07/2007)

патанцуй са мной ти

 

2DMD (22:17:58 13/07/2007)

па

 

Dim (22:17:59 13/07/2007)

это вапще пепетс.... я ево боюсь...

 

2DMD (22:18:02 13/07/2007)

нидаписалъ

 

Dim (22:18:08 13/07/2007)

понил

 

Dim (22:18:18 13/07/2007)

я ево крупней, думаю не справицо со мну))))))

 

2DMD (22:18:32 13/07/2007)

ууууууууууууу

 

2DMD (22:18:41 13/07/2007)

у нива знаишь какие глаза злыя!

 

2DMD (22:18:55 13/07/2007)

он глазами жжоть! жреть тоисть

 

Dim (22:18:55 13/07/2007)

я фидел!!! я думайо это фстафные!

 

Dim (22:19:10 13/07/2007)

от кракадила)

 

Dim (22:19:15 13/07/2007)

)))))))))))))))

 

2DMD (22:19:21 13/07/2007)

от крэкадило

 

Dim (22:19:24 13/07/2007)

щас такое наферно папулятна ф тусоффко)))

 

Dim (22:20:26 13/07/2007)

от крэка дило это па украински "от передоза крэком"

 

Dim (22:20:27 13/07/2007)

)))))

 

Dim (22:20:30 13/07/2007)

ппц

 

2DMD (22:20:50 13/07/2007)

ну тыг мну ж камаполитан!

 

2DMD (22:20:54 13/07/2007)

отйопт!

 

2DMD (22:20:57 13/07/2007)

камаполит!

 

Dim (22:21:06 13/07/2007)

не пляд... хламур тут.. лишни раз убедилсо...

 

2DMD (22:21:12 13/07/2007)

милать!!!! касмополитик!

 

Dim (22:21:18 13/07/2007)

доооо

 

Dim (22:21:24 13/07/2007)

!!!

 

Dim (22:21:27 13/07/2007)

я понял)

 

2DMD (22:21:29 13/07/2007)

хдэ? ты уже ку тимати ф клуби?

 

Dim (22:21:37 13/07/2007)

касмически политег!

 

Dim (22:21:52 13/07/2007)

неее, гламур у нас, Док, у них аццтой!

 

2DMD (22:21:59 13/07/2007)

неее.... палитилен - эта зло! клей мозг расзмигчаить!

 

Dim (22:22:11 13/07/2007)

незя нам!

 

Dim (22:22:14 13/07/2007)

слонеги!

 

2DMD (22:22:19 13/07/2007)

никак низя!

 

2DMD (22:22:38 13/07/2007)

бог фсех слонегав - Ганнеш хопретил! сказалъ - баста

 

Dim (22:22:38 13/07/2007)

жаль токо када рублеффко станет переццо от слонегов, цена на них подскочет, но нам будет пох - мы будем в моде)

 

Dim (22:22:49 13/07/2007)

до!

 

2DMD (22:23:09 13/07/2007)

рублефффко - некатит! слонегоффф они не видали настоящих, розавых!

 

Dim (22:23:48 13/07/2007)

да, они плять заблутшые

 

2DMD (22:24:07 13/07/2007)

мерваи души....

 

Dim (22:24:14 13/07/2007)

до! ГОГОЛЬ!

 

Dim (22:24:17 13/07/2007)

)))))

 

2DMD (22:24:42 13/07/2007)

если бы голь... а то млин мазирати и фдава клико...

 

2DMD (22:24:44 13/07/2007)

а тут

 

2DMD (22:24:51 13/07/2007)

ЯП!

 

Dim (22:25:05 13/07/2007)

пепец, темны лес

 

Dim (22:25:13 13/07/2007)

а я фот фспомнил Достойефского

 

Dim (22:25:20 13/07/2007)

очень уфажайо аффтара

 

Dim (22:25:25 13/07/2007)

ибо жжот

 

2DMD (22:25:54 13/07/2007)

кафо он ибо? он был скромный и бальной афффтар... креатиффы тока и мог пейсать

 

Dim (22:26:15 13/07/2007)

да, фот креатийффы уважайо ево

 

Dim (22:26:19 13/07/2007)

незнаю почему

 

Dim (22:26:32 13/07/2007)

ф институте лубил читать

 

Dim (22:26:40 13/07/2007)

птоом разучилсо

 

2DMD (22:27:18 13/07/2007)

чиво разучился?

 

2DMD (22:27:23 13/07/2007)

послать исчо тебе?

 

Dim (22:27:33 13/07/2007)

шли!

 

Dim (22:27:42 13/07/2007)

буду жадна погощщать

 

2DMD (22:27:43 13/07/2007)

Слонег! СЛонег!

 

2DMD (22:27:52 13/07/2007)

дабл бабл хватитъ?

Share this post


Link to post
Share on other sites
.doc

Хотя опять же понятие "все" столь сложно, что сказать "все" - значит сказать только то, что в данный момент я вызываю в представлении читающего некую сумму (или монолит) тех мелких частей, которые именно сейчас предстают для него "всем".

 

Сравнить:

- "И что произошло потом?" - "Это всё".

Всё приходяще.

Всё, сказанное мною.

Эта птица всё блестящее тянет в гнездо.

Я отдал всё, что было.

Мне, ровным счетом, всё равно!

И всё же, кто она?

Ты всё ещё спишь?!

 

В словарях "всё" комментируется по двум основным направлениям:

 

1. То, что есть, целиком, без исключения.

2. Не определяющее, много ль, а то, что есть, что налицо, что было, без остатка, сколько есть, сполна.

Share this post


Link to post
Share on other sites
.doc

В словарях "всё" комментируется по двум основным направлениям:

 

1. То, что есть, целиком, без исключения.

2. Не определяющее, много ль, а то, что есть, что налицо, что было, без остатка, сколько есть, сполна.

 

В примерах - как понять, что такое "все", когда я говорю "Это все!" или "Все приходяще", или "Все, сказанное мною"?

Ведя диалог, я с кем-то обмениваюсь репликами. Сам вопрос, стоящий до моей ключевой фразы показывает, что мой собеседник имеет некое ощущение незавершенности, нехватки информации. Каков бы ни был диалог до того - долгий или ему предшествовало лишь одно предложение, где я мог бы пересказать некое происшествие, - подходя к финалу мой собеседник все еще считает тему не раскрытой в полной мере (в той мере, которая для него полностью преподнесла бы объем фактов, чтобы у него сложилось представление о ситуации и логическое ее завершение). И тут я произношу: "Это все!" - подразумевая, что ситуация не имела продолжения. Однако, подразумеваю ли я именно это? Нет. Потому как я же не ожидаю, что она должна продолжиться, для меня конец - уже миновал, а не ожидаем. Для меня, точно так же, как и для собеседника в диалоге возникает неожиданность, хотя и возникновение ее обусловлено разными причинами. Мое "это все!" не итог. Итог рассказа должно усматривать в предыдущей моей фразе, где ситуация была описана так, как я считал нужным описать ее для преподнесения слушающему, естественно ожидая, что мой рассказ является исчерпывающим (не беря во внимание часто возникающую в таких случаях преднамеренную инригу). Здесь "это все!" является возражением. Им я говорю: "Этой информации достаточно для понимания того, что было со мной", - или: "Нет ничего, что выскользнуло из поля моего внимания в процессе пересказа". Но стоит учитывать еще и характер данного предложения. Восклицание показывает, что я протестую. Но разве что-то меняется, если я просто отвечу "это все"?

В данном случае "всё" указывает на степень владения информацией и меня, и собеседника, но так же на то, что я ею обладаю (присутствие информации), а собеседник ее "ожидает", она пока только готова оказаться в его интенционном поле, так как он еще не допускает мысли, что она передана, и продолжает накапливать отдельные "кирпичики", не переходя к полному синтезу. Все разделяет некое состояние "есть" и "прибывает".

 

Во втором случае я высказываю некое умозаключение "все приходяще".

Кажется, что тут нет никаких вопросов и противоречий. Но только на первый взгляд. Ведь надо спросить себя, а на основе чего построено данное заключение? Что ему предшествовало? Какой набор суждений и откуда, в свою очередь, они брали основу? Сколь всеобъемлющ характер знаний (ощущений, чувств), позволивший сделать мне это заключение?

Тут может помочь суждение, что человек смертен. От этого никуда не уйдешь. Если смертен человек, то и окружающий и внутренний мир его для него приходящ. Приходяще любое явление, вещь, форма, бытие. Но тут же возникает вопрсо - а смертен ли я? Если я - человек, видимо, да. Но откуда тот, кто услышит или прочтет оставленную мною запись подобного содержания, знает, к чему отношу я это заключение? Без меня - ниоткуда! Тогда что же значит для него это "все"? О чем говорю я - о живом или предметах, о сиюминутном состоянии, схваченном мною, или о более длительных промежутках времени? А говорю ли я это относительно времени вообще? Ведь, услышав эти два слова, человек понимает только то, что нечто, что есть "все" - "приходяще". А разве его "все" отлично от моего? А разве схоже? Но как же тогда, когда я допускаю, что "все" моежт быть отличным, я могу заключать, что и у того, кто слышит, его "все" тоже "приходяще"? Если "все" - это то, что наличествует, не определяя, сколько это, то станет очевидным, что мое "все" и его "все" разнятся. Тогда предложения подобной структуры может характеризовать лишь степень отличия меня как Я от него как не-Я. И степень эта выражается по средствам положительного или отрицательного ответа (реакции) на мое заключение со стороны другого. Отсюда вытекает еще одно: степень вовлеченности не-Я в его "все".

 

Фраза "все, сказанное мной" показывает яркое отличие "все" предыдущего и этого моего "все". Здесь я уже ограничиваю набор того, "что есть", неким отношением ко мне. Получается обратный процесс. Это "все" является выражением "ширины" границы между Я и не-Я (сравнить "сказанное мною").

Share this post


Link to post
Share on other sites
.doc

Вход в кабинет Проповедника (небольшое помещеньице, спрятанное в конце первого этажа больницы, покосившейся от странных мыслей - приюта невидимых обитателей) обозначался гигантскими листьями угрюмого растения. Вся его сущность, видимо, выражается в противостоянии - еще более угрюмому потоку света, путающегося в прорезях этих листьев.

Никто точно с первого раза не мог найти это место, так как нет никого, кто точно знал бы, где оно. Я сказал "нет никого, кто точно знал бы"? Хммм... Наверно, никто просто не помнит, что оно именно здесь, а не где-то пососедству.

Проповедник показал мне потрепаную книгу, а в ней - непонятные знаки, имен которых не назвают. Он лишь сказал, что когда существовало только Темное, оно было всем. Но быть всем тяжело. Потому Темное исчезало и появлялось сотни и тысячи раз. И появления эти тоже были Темны. Так появилось Когда-то, и за тем Когда-то существовало только Темное. И чтобы больше не быть, Темное превратилось в Свет. Так появилась Книга...

 

Стоя на террасе перед больницей, я понял: преимущества сегодня на моей стороне. И так должно быть еще какое-то время. Ведь выходящему не надо знать, где точно расположен его вход.

Ветер, сухой, словно рожденный глиняными черепками на обочинах дорог, непрерывно бежал куда-то вперед, унося с собой белую краску стен, парапет, лепестки ромашек и запах тела - все вместе прямо к ногам двух медсестр, стоявших там, далеко-далеко на горизонте, стоявших только благодаря тому, что курили они сигаретки легкого сорта, а потому их взгляд и мысли не казались ветру достаточно тяжелыми, чтобы схватить их и кинуть в общую кучу, как поступил он со мной - и вот я прикуриваю из рук одной их них. Больше ветра взволновано лишь время. Оно, дряхлое, ищет, к чему бы придраться. А пока ищет, я смотрю на эти руки сквозь его полотно. И отхожу, пылая от страсти и, вдвойне, от красноты роз, охапками которых меня стегает ветер: то справа, то слева, то сзади - особенно яростно.

Share this post


Link to post
Share on other sites
.doc

"Например, идешь по направлению к Чешскому мосту, вытаскиваешь по дороге телеграмму и читаешь (слова ее всегда внове; прочтешь их, впитаешь в себя - бумага пуста; но, как как только сунешь ее в карман, она опять быстро-быстро наполняется словами). Тут ты оглядываешься и ожидаешь увидеть сердитые мины, в них не зависть, нет, но все-таки на этих лицах написано: "Как? Именно тебе пришла эта телеграмма? Об этом надо срочно сообщить наверх. Пусть хотя бы незамедлительно будут посланы в Вену цветы (охапка). Во всяком случае, мы это дело с телеграммой так не оставим". Но ничего подобного, куда ни глянь, все спокойно, удильщики продолжают удить рыбу, зеваки продолжают таращить на них глаза, дети играют в футбол, нищий у входа на мост собирает крейцеры. Конечно, если приглядеться внимательней, во всем этом есть какая-то нервозность, люди принуждают себя продолжать свои занятия, чтобы не выдать своих мыслей. Но именно то, что они себя принуждают, очень трогательно с их стороны, - будто отовсюду слышится голос: "Все верно, телеграмма принадлежит тебе, мы согласны, мы не собираемся выяснять, имел ли ты право ее получить, мы закрываем на это глаза, можешь себе ее оставить". И когда я минуту спустя вытаскиваю ее снова, сначала возникает опасение, что они все-таки рассердятся, - мол, чего это я хотя бы не стушевался и не спрятался, - но нет, они не сердятся, как были, так и есть".

Ф.Кафка. "Письма к Милене".

Share this post


Link to post
Share on other sites
.doc

В словарях "всё" комментируется по двум основным направлениям:

 

1. То, что есть, целиком, без исключения.

2. Не определяющее, много ль, а то, что есть, что налицо, что было, без остатка, сколько есть, сполна.

 

Из статьи этимологическго словаря Фасмера:

 

"(...) Фонетически возможно только праслав. vьxъ, *vьxa, *vьxo. О форме *vьsiёo-, вопреки Мейе (MSL 8, 291), исправившему свою ошибку в MSl 11, 8 и сл., не может быть и речи. Старая основа на -о засвидетельствована наличием k в ст.-слав., др.-русск. вьсkмъ, вьсkми, вьсkхъ (не -и-!). Ср. также Брандт, Сб. Миллеру 305 и сл.; Лоренц, KZ 37, 265; Гуйер, LF 30, 441 и сл. (Против, однако без веских аргументов, см. Ягич, AfslPh 22, 258 ).

(...)

Комментарии Трубачева: [Необходимо указать этимологию Микколы ("Studi baltici" З, 1933, стр. 132), доказывающую происхождение слав. vьsь, лит. vi°sas "весь" от основы со знач. "размножать, выводить"; ср. лит. vei~sti "выводить", veisle†~ "выводок, род"; ср. еще аналогичное нем. all "весь": гот. alan "растить", а также лат. totus "весь": и.-е *teu- "увеличиваться, разрастаться"; см. Эрну -- Мейе3, 1232; Пизани, "Paideia", 8, No 4 -- 5, 1953, стр. 292. -- Т.]

Share this post


Link to post
Share on other sites
.doc

Прапала @,

Живущайя ф маём кампе...

Ана отзЫвалазь

На клики Shift-2 DMD...

 

:smt010

Share this post


Link to post
Share on other sites
.doc

"(...) Гипотеза скрытой языковой деятельности, наличие в нас языковой, символической, знаковой "пленки", приводит к представлению о нашей позиции в мире как о позиции фундаментально опосредованной, а следовательно - принципиально проблематичной и вопросительной. Язык как бы вынуждает нас останавливаться и осуществлять свой выбор там, где "раньше" это без запинок делал "инстинкт".

"Непосредственная" же, т.е. до-языковая, позиция остается как бы "позади", "за спиной" человека, хотя и соприсутствует в нем как уровень его "животной" телесности. И это соприсутствие, заметим, носит конститутивный характер для понимания фундаментальной человеческой ситуации, которую мы и называем лингвистической катастрофой. (...)

Человек по своей структуре как бы абсолютно свободен, но эта свобода все же имеет границу. А именно: он не может вернуться в "непосредственность" до-языкового бытия, пока к нему применимо понятие "человек". Вернее, такая возможность ему, конечно, предоставлена, но ее радикальность как раз и очерчивает логический предел человеческой экзистенции: возвращение в "непосредственность" и "тотальность" бытия осуществима, пожалуйста, но только ценой языковой деятельности. (...)

Таким образом, только смерть, сознательное или неосознаваемое самоубийство, является окончательной и логически предельной формой возможного "возвращения" человека (и человечества) в абсолютную непосредственность и "полноту" бытия. Так, не вполне психоаналитически я предлагаю интерпретировать "принцип Танатоса", предложенный Фрейдом. Эта "формальная" функция самоубийства и смерти непосредственно связана с проблемой и логикой свободы, о чем так сильно и тонко говорил Камю в "Эссе об абсурде". Эта связь смерти и свободы в человеке - фундаментальна. Следует оговорить, что мы употребляем понятие "человек" почти везде так, чтобы подчеркнуть структурное тождество индивидуального опыта и опыта человека как вида в целом.

(...) ограничимся ссылкой на исследования Э. Бенвениста о "субъекте в языке", где обращается специальное внимание на автореферентные, рефлексивные языковые структуры. И вот эти универсальные (т.е. общие всем языкам мира) структуры языковой деятельности, а именно местоименные и темпоральные, мы назовем фундаментальным сознанием.

 

Таким образом, уже первичный языковой акт ввергает человека в ситуацию лингвистической катастрофы, необратимо разрывает в человеке непосредственность - чего? Мира? Да, в определенном смысле мира, но мира, понятого как абсолютная до-сознательная тотальность и "безусловное тождество". Это не внешний и не внутренний мир, но мир как логически и экзистенциально предельное понятие, в котором не мыслится и немыслимо разделение на внутреннее и внешнее, в котором трансцендентное и имманентное человеку как бы полностью тождественны. Этот логически "тотальный" универсум некоторым образом связан с присутствием в человеке опыта "до-сознательной", до-языковой телесности, и связан также с упомянутой выше логикой смерти. Назовем эту логически необходимую в наших рассуждениях тотальность Фундаментальным Бессознательным. Соприсутствие и взаимодействие в человеке фундаментального сознания и Фундаментального бессознательного делает позицию человека радикально парадоксальной и конфликтной (это именно та самая структура экзистенциального абсурда от Тертуллиана до Камю). Структуру этого конфликта обозначим как фундаментальный диссонанс.

(...) работой по гармонизации фундаментального диссонанса занимается Культура и Социум (...) Для этого используется наркотический инструментарий. Он обладает двояким характером: "вербальным" - Миф, и "экстра- или метавербальным" - экстатические и собственно наркотические практики, которые можно объединить под общим понятием Ритуал ("современные", так сказать, вырожденные формы использования наркотиков все же сохраняют генетическую связь с ритуальной наркоманией). Как Миф, так и Ритуал относятся семиотикой к так называемым "вторичным моделирующим системам". Но оказывается, что вторичные моделирующие системы есть реакция на экзистенциальный диссонанс первичной моделирующей системы - естественного языка. В стремлении ослабить напряженность диссонанса Миф совершает некие специфические языковые операции над самим языком (в частности, фундаментальную операцию повтора; пользуясь музыкальным термином, назовем подобные операции ostinato-операциями) с целью зациклить, ограничить, в пределе полностью нейтрализовать необратимость и свободу речевого темпорального потока. Ритуал же стремится вообще к тотальной девербализации, т.е. к уничтожению фундаментального сознания, языка как такового. Весьма важной формой борьбы с языковой деятельностью и фундаментальным сознанием как дегармонизирующей структурой являются практики молчальничества, распространенные в самых разных культурных регионах. Сюда относятся практики восточных единоборств, православный исихазм, культура молчания у Мейстера Экхарта, коаны и медитативная практика дзена, суфийская и буддийская мистика и пр. (...)

Важно, что, уже владея речью, человек совершает рефлексивные акты как бы само собой, спонтанно, так как осуществление этих актов принадлежит самой структуре языкового сознания, а обыденный язык в основном употребляется неосознанно. Человек, научившись говорить, тем самым становится обреченным на осуществление спонтанных актов автореференции, т.е. рефлексивности и индивидуации - например, в простейшем акте произнесения личного местоимения. (...)

Таким образом, человек (и в основном помимо своей воли, так как язык "навязывается" ему в детстве говорящими людьми) становится носителем фундаментального сознания, фундаментального диссонанса - сущностно несвободным от него. Тем самым человек предстает как лингвистическая и экологическая катастрофа. Мы свободны в конечном счете от всего, кроме своего языка, т.е. кроме деятельности фундаментального сознания. Эта внутренняя, а затем и внешняя, экологическая и экзистенциальная, катастрофичность как бы вынуждает человека к методичной бессознательной борьбе с языком, в том числе средствами самого языка".

 

М.А.Аркадьев. "Лингвистическая катастрофа".

Share this post


Link to post
Share on other sites
.doc

"(...) Все мы транссексуалы. Мы такие же потенциальные

транссексуалы, как и биологические мутанты. И это не вопрос

биологии - мы транссексуалы в смысле символики. (...)

Образ жизни трансвестита стал самой основой наших действий, даже

тех, что направлены на поиск подлинности и различий. (...)

Каждый ищет свое обличье. Так как более невозможно постичь

смысл собственного существования, остается лишь выставлять напоказ

свою наружность, не заботясь ни о том, чтобы быть увиденным, ни

даже о том, чтобы быть. Человек не говорит себе: я существую, я

здесь, но: я видим, я - изображение, смотрите же, смотрите! Это

даже не самолюбование, это - поверхностная общительность,

разновидность рекламного простодушия, где каждый становится

импресарио своего собственного облика.

Облик есть некая разновидность минимального изображения

минимальной четкости - нечто подобное видеоизображению,

разновидность осязаемого изображения, как сказал бы Мак-Люэн, не

вызывающего ни взгляда, ни восхищения, как это происходит с модой,

но чисто специфический эффект без особой значимости. Облик - это

уже не мода, это ушедшая разновидность моды. Это нечто, не

претендующее даже на логику различий, не являющееся более игрой

различий, но лишь пытающееся играть в различия, не веря в саму эту

возможность. Это - безразличие, отсутствие различий. Быть самим собой становится эфемерным достижением, не имеющим будущего, маньеризмом, терпящим разочарование в этом мире, где отсутствуют манеры."

 

Ж.Бодрийяр. "Прозрачность зла"

Share this post


Link to post
Share on other sites
.doc

...как много мог бы я отдать за то, чтобы стать вот этой ночью. Больше, чем я, больше, чем всё. Я отдам заврашний день. А вдобавок - несколько десятков лет. И, уверен, я стану ночью. Густой смолью и дымом шашлычной. Поселятся во мне неловкие звуки машин, глухие птичьи вздохи, звезды, луны и сны, будет во мне шамкать челюстями на всякие лады ветер, вырастет Город, замигает огоньками и пролетеющими самолетиками, такими крошечными и оттого такими родными, что я, умиляясь, конечно, вздохну, почернею и расплачусь. Я стану тихо рыдать пока миллионы радиоволн не начнут отражаться где-то там... высоко. Так высоко, что одна из миллионов, непрменно - я знаю - захватит мои слезы и принесет их на Город.

...или на весь мир...

Надеюсь, меня никто не разбудит, не оборвет мой крепкий сон, мирный, живой, одинокий в мире миллионна радиоволн, связанный в куколку мотылька, заперевшую внутри себя ночь. Тех гостей, от которых только голос остается, ползающий по коленам, пусть испугает мой мрак, они пусть бегут от него, но, уставая и, поняв, что только время страшнее этого мрака, в конце концов, пусть падают бездыханными в свои кровати, на свои простыни, к ароматам и каплям пота и дождя; пусть посмотрит кто-то и решится - тоже не стать...

Одной ночью дольше.

Звезды засветят одним светом ярче.

Одною тишиной громче.

На целую любовь меньше.

Мне не нужны дни - пустые и солнечные, зачем годы - длинные и никчемные, бренные, полые, дорожные, ходульные, многословные, но без смыслов. Без главного ответа. Всего одной ночью - стать бы. Чтобы не видеть время, чтобы не знать, что оно скоро придет. Отдать все, так много, как только может человек отдать вечности. Потемнеть, заклубиться и, теряя сознание от радости, раствориться. И уже не мочь сказать: "Наконец-то..." - просто появиться везде: в каждой комнате, в каждой мысли, в твоих глазах, где-то радостно, где-то грустно, мечтающе, влюбленно, ласково, памятно, пережито, последним...

 

А завтра, когда вернется день, в приподнятом расположении духа, голодным и молодым человек выйдет прогуляться в осеннем парке. В тихом Городе. Несокрушимо заголубеет небо, бездумно, как всегда, зашелестят лстья, закувыркаются. Все будет сказкой. Он сядет на скамью и прочтет ее, держа книгу так нежно, как только может человек: нежнее, чем я, нежнее, чем все.

Share this post


Link to post
Share on other sites
.doc

Очиридной фмемариз от друзей по DA.

...валялсо! :smt082:smt082:smt082

Это я называю нормальный стЁб.

Картинки от cubemb (оригинальный концепт "boxhead" от burlapzack)

 

 

 

пысы мая стр. по адресу http://2dmd.deviantart.com/

(обнавляйу редка, что поделать...)

post-32257-1404210940,4101_thumb.jpg

post-32257-1404210940,4205_thumb.jpg

post-32257-1404210940,4412_thumb.jpg

post-32257-1404210940,4495_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites
.doc

Меня не удивляет то обстоятельство, что кто-то говорит: "это непонятно" или "ничего особенного", "фикция" и проч.. Человеку свойственно непонимание. Нет никого, кто бы все мог понять. Точно так же и я, разговаривая даже со среднесведующим компьютерщиком, могу чувствовать себя полным "чайником". Но любое дело - лишь на 30% представляется базовым знанием. Остальное - труд, труд и... труд. Когда же труд уже не ощущается как таковой, можно включить и фантазию. Любое дело, при его естественном постижении вырастает из желания и интереса...

У человека всегда есть основа в восприятии. И кто скажет, сколь она хороша или плоха? потому как есть разные мировоззренческие "ступеньки". Ни одна из них не хуже другой. На каждой из них человек существует в пределах некоего набора подходов и концепций своего отношения к миру. Отличием является лишь способность к охвату нового и принятием своей обновленности... одним из следствий такой способности есть мера "концетрирования". Концентрируются все ментальные процессы, так как поступающая информация должна быть отсортирована. Это естественно. Мозг берет одно, сравнивает с уже воспринятым когда-то, сравнивает, выделяет общее, находит новое, добавляет это новое к "образу" либо отсеивает, считая, что новое не несет существенных черт или вовсе не подходит к этому образу, все это ведет к концентрации информации. Ведь любой объект не представляется исключительно теми внешными проявлениями, которые встречаются при первичной перцепции. Именно энергетическая (смысловая) компонента делает этот объект именно тем, что я переживаю сейчас, ощущая, как взаимодействую с ним. Смысл и рожденные им множества решений объекта создают его для меня сейчас, сиюсекундно, и никак иначе...

 

Не важно, что говорили или говорят о "квадрате". Как его только не комментировали. И искушенные искусствоведы, и обыватели, и даже, кажется, обезьяны в зоопарках (что, отбросив иронию, вполне реально представить, если задуматься). Это мне совершенно неважно. Как неважно, например, мнение кого-то, когда я покупаю себе новую рубашку, или неважно, когда кому-то не нравится пломбир, а я его обожаю. Любое, что вызывает во мне чувство, мысль, и вновь - чувство, но уже синтетическое, имеет вес лишь постольку, поскольку я могу ощутить его.

Я вот не считаю Малевича выдающимся художником. Но то, что именно он явил мне "квадрат" - бесспорно. Как он его писал - абсолютно никакого значения! Было это вдохновение, или ошибка. Значение состоит как раз в том, что значение должно уйти. Человек обязан отвернуться от значения, чтобы оно повернулось к нему. Ребенок, впервые вглядываясь в мир, не называет его никак. Не просто не называет словами - он ВООБЩЕ не располагает средствами этого процесса. Он - "квадрат". Это первый шаг к пониманию. Именно пониманию. Квадратов в жизни - множество великое (в том числе и черных). И - ах, какая жалость! - они были все "до" этого. Они концентрировались в мозге, росли, сжимались, росли еще, опять сжимались, пыхтели-пыхтели, натирали мозолистое тело, где-то аккурат в середке двух полушарий - то с одним поговорят, то другому что-то скоммандуют, - растекались смыслами: вот они - рама, вот - входная дверь, вот - дом, квартал на карте с масштабом 1:500, бассейн с ногами, лицо неприятного соседа с его непробиваемым компанейством, шоколад, сладкий-сладкий, терпкий или молочно-нежный, периметр, лист бумаги, белое, черное, набор линий, букв... и снова сжатие. У каждого в его голове есть свой квадрат. И вот, когда первый раз встречаешь его во вне происходит срабатывание некоего механизма, начинается отсчет, когда все остальные были "до" - это точка невозврата. После "квадрата" уже ничего не концентрируется.

...он начинает только порождать.

Момент взрыва сверхновой. Сброс всего и вся смысла.

И это второй шаг.

 

Остальное - неважно. Нельзя думать о "квадрате". Но попробуйте не думать о нем - черный квадрат это и есть сознающее себя сознание. Не надо его анализировать. Им можно только стать!

 

Он есть все в ничем. Это не картина. "Квадрат" - это высвобождение и полет.

 

Буква "а" не только буква.

Никто же не пытается сказать, чем хороша или плоха "а"...

Share this post


Link to post
Share on other sites
.doc

...(на Камю) в любом порядке...

 

свобода творчество мать вода ночь любовь город почему одиночество мысль ничто зима тишина летать я простота красота смерть детство мечта

 

27.07.2007.

 

"""""""""""""""""""""

 

"На протяженье многих зим

Я помню дни солнцеворота,

И каждый был неповторим

И повторялся вновь без счета".

 

Б.Пастернак. "Единственные дни"

Share this post


Link to post
Share on other sites
.doc

Гигантская и неохватываемая телом мысль. Столь большая, что, кажется, ее видно внутри меня - тонкой коженной оболчки - каждому, кто взглянет мне в глаза. Бессильное желание одного и того же... Единственно, лишь творчество сильнее его - светлое, удушливое вылуживание из себя своего же мира...

Share this post


Link to post
Share on other sites
Trendcatcher
Прямой линк на последнюю работу

http://www.deviantart.com/deviation/60896656/

 

(так и провел выходные гыгыгыгы) :smt024

 

Surreal... - класс!!!

 

pattadetta.gif

 

:D

Share this post


Link to post
Share on other sites
alex 17
Прямой линк на последнюю работу

http://www.deviantart.com/deviation/60896656/

 

(так и провел выходные гыгыгыгы) :smt024

в целом завораживающе...

ассоциации?

матрица... мельница... ДонКихот... выхода нет... ругня матом... кремль... макдональдс оч нравится...


..ex ash..

Share this post


Link to post
Share on other sites
.doc

:smt082:smt082:smt082

от fuffly005

post-32257-1404210956,4868_thumb.jpg

Share this post


Link to post
Share on other sites
.doc

(\__/)

( -'.'-)

(")_(")

Share this post


Link to post
Share on other sites
.doc

Гардеробщица, мелкая, сухопарая, с яркими губами, старившими ее внешне молодое личико на десяток лет, не менее, стояла среди металлических крючков, редко увешанных одеждой, смотря сверху вниз, под окно своего рабочего места, да так, что у каждого подошедшего кругом шла голова и казалось, что еще немного, и он точно так же, как и все до него, качнется и исчезнет навсегда в увиденной ею пропасти. Очередь неуклонно укорачивалсь - и вот я уже у окна, и гляжу, и шатаюсь, нерво ищу номерок в карманах, а он, окаянный, не отыскивается. Брюки - наконец-то! - отдаю, почти уже готовый сбежать раздетым, смотрю на нее, на ее улыбку, волосы - конечно же в пучке, неровном, всклокоченном, с завихрениями, не голова, а моток паутины, - и не бегу. Поразительная зависимость от одежды!

- Где Ваш номерок? - подталкивает она меня взглядом.

- Так я отдал Вам, - цепляюсь из последних сил.

- Это не номерок, - очередной толчок, совсем несильный, видно ей известно, сколько таких понадобится, чтобы человек исчезнул. - Номерок белый, а у Вас - зеленая карточка. - И дает мне картонку.

Беру трясущимися от стыда и страха руками, кручу, тру ее, возвращаю.

- Вот номерок, к нему билет пристал.

- Без номерка не получите ничего, - впервые смотрит мне прямо в лоб.

- Дайте уже мою одежду!

- И не кричите - пойдете по все верхним инстанциям сейчас! - так и сказала "верхним инстанциям". - Я Вас к начальнице отправлю!

Очередь молчит - готовится к смерти. Я наскоком впрыгиваю в гардеробную, весь гремлю костями и кричу опять:

- Не дадите - сам возьму, и ниуда я не пойду, зараза какая! - беру куртку, и поминай как звали.

 

""""""""""""""""""""""""""""

 

По правую сторону от вдовы стоит толстяк. Деловой до такой степени, что сама природа платит ему, увеличивая его вес ежедневно, как бы извиняясь, что это он - часть ее, а не она - его рук творение. Уныло: от лета, от темноты, от дождя, от родственников, коих немного, от вдовы, от себя и, особенно, от этого крепыша в черной кепке.

Батюшка, слова, несколько вскриков, прощания. Толстяк становится на колено, ему трудно, но не от массы его огромного тела - с ней он уже жизнь целую нянчится - гордость и внутреняя инертность всего его организма не позволяют ему нагнуться, кладет горстку песка, цветы, память. Вдова, растроганная и убитая горем, вновь вскрикивает, и от этого на склонившегося набрасывается астма, вначале потом, затем приступом. Но вдовица не обращает внимания, ей видится, как он скорбит, как мучим потерей друга, и слезы ее лишь ускоряют поток. А толстый уже синеет, таращит на женщину глаза, лезет за ингалатором, весь извивается, как жирная гусеница, начинает хрипеть и морщиться, еще сильнее потея, вскакивает с колена, поворачивается, и тут вторая его нога выбрасывается в пустоту могилы, он делает взмахи ручищами в воздухе, невероятно, точно гимнаст, крутится, но падает, пупом, грудью, головой и носом и всего за несколько секунд оказывается в яме расшибленный, с распоротой щекой и синяками.

Share this post


Link to post
Share on other sites
.doc

Ложась спать, мы, чаще всего, даже не думаем, что можем не проснуться. А ведь это так иронично! Мы уходим в грезы, но не сразу, а вначале растворяясь в полном бессознательном. Чем не смерть? Мысль эта давно известна...

 

И вот я, почти уже засыпая, подумал - как комично: бояться смерти и ежедневно не думать даже, что сегодня - есть, а завтра - уже не то, что нет, но даже и мысли о завтра не успеть родиться... Но что если, точно так же, во Вселенной, в этом фантастичном Универсуме, мы существуем в более сложном измерении, нежели пространство-время (3+1). Возможно, где-то и когда-то (и даже еще как-то, как я просто не могу знать, в неком "-то", которое я не могу представить в своих 3+1) я точно так же засыпаю, чтобы умереть в 3+1, точно так же, не задумываясь и не боясь, что не проснусь. Что если этот Я, могучий и божественный, в своем (m+n)-ном измерении очнется вновь, чтобы дать жизнь в этом мире другому человеку... Но для бога рождение в новом дитя не есть рождение. Это лишь отражение его величественной сути...

 

...может, это и есть тот самый невозможный побег шарумянина со своего круглова здесь-и-сейчас-сознания...

Share this post


Link to post
Share on other sites
.doc

Несколько мыслей...

 

1. Пустота, вовсе не давит. Мне все это время думалось, что Пустота может когда-нибудь использовать мои же руки как орудие самоубийства. И я не знаю - весь ужас в этом! - когда ее ждать.

Только вот стало понятно (не настолько правда, чтобы я поверил в это до конца, ведь так приятно объяснить все именно Пустотой), что Пустоту нельзя никак ощутить, и я теперь не могу об этом не думать. Человек - существо изначально втиснутое в рамки. Я хожу, потому как есть притяжение, ем и пью из-за него (иначе, эволюционируй мы в космосе открытом, - кто знает, какую бы энергию мы использовали, или, иначе, как бы был устроен энергообмен), смотрю, потому как тела обладают способностью отражать видимый свет, слышу - так как молекулы воздуха могут колебаться, передавая звуковые волны, - весь мой организм изначально использует то, что вынужден использовать. Я - продукт подстройки Жизни к планете.

Видимо, точно такие же основы и в психическом. Пустота внутри - это нехватка воздуха Сущего. Та самая онтологическая неуверенность. Настигни меня определенного рода "истощение", как организм тут же ощущает этот сдвиг. Но отнюдь не из-за Пустоты.

Наоборот. Это Бытие начинает давить и сокрушать. Если бы мгновенно пропала бы вокруг моего тела атмосфера, я бы просто погиб от давления газов внутри. Исчезай она медленнее - процесс растянулся бы во времени, но результат был бы тем же: жидкости организма просто бы "закипали" (как сейчас помню этот опыт в физическом классе "кипение холодной воды") - и кровь, и лимфа, и ликвор, и моча, и остальные среды, - газовая эмболия быстро обернулась бы тромбозом артерий и множественными инфарктами ткани, отчего первыми погибли мозг и сердце. Что было бы потом, в сущности не важно.

Это временное различие неким образом приложимо и к психике. Мгновенное падение "внутреннего давления", этой опоры, Океана энергии оборачивается потрясающими психику процессами "свертывания в точку", коллапсом. Та оболочка (например, аура), несшая на себе свойство разграничения "Я" и "не-Я", обнаруживает, что она и есть не что более, чем "оболочка". Нет ее продолжения в беспредельное пространство (психического), и она трещит и скрежещет, пока не случится либо восстановление, либо уничтожение Бытием. Когда же внутреннее и наружнее уравновешены, оболочка не "видит" себя.

На ум пришло название романа Кундера "Невыносимая легкость бытия", и я, перефразируя, назвал бы эти моменты "Невыносимая тяжесть Бытия".

 

Опять, не касаясь даже экзистенциализма, обнаруживается его основная идея: Существование можно острейше почуствовать лишь в переломные моменты.

 

2. Дали ужасен. Он заигрался и "переболел". Вновь листая альбом репродукций его картин, пару лет пылившийся на полке, каждой страницей резал себя внутри. Хороши только его "подпорки", которыми он награждал свои образы. А что если он делал это, потому как и сам был того же мнения о них.

 

3. Некоторые считают мои указания на их несостоятельность самодовольством, упрямством и высокомерием. Пусть я и останусь для таких людей самодовольным, упрямым, высокомерным (и черт их знает каким еще), но и они в этом случае тут же должны признать себя несостоятельными. А иначе не получается?

Share this post


Link to post
Share on other sites
.doc

"Здравствуй, мама.

Плохие новости.

Герой погибнет

В начале повести

 

И мне останутся

Его сомнения.

Я напишу о нём

Стихотворение..."

 

Земфира. "Любовь как случайная смерть".

 

x _ x

'

Share this post


Link to post
Share on other sites
.doc

...дед приводил корову из стада. Когда - со стороны дороги, когда - они появлялись друг за другом из темных зарослей "посадки". Вначале тишину надрывали хруст и шевеление - корова чесала покусаные бока, - затем зычный голос, как со дна пруда, - дед бранился и ругал скотину на чем свет держится. Все это было неизменно и повторялось до единого слова, как само солнце, оборачивающееся оранжево-клешистым горизонтом. Когда же дед "хворал", выпив лишнее, корова добиралась сама, а мы лишь отпирали ворота и впускали ее во двор...

Но неизменно от нее пахло сладким, теплым, круглым, брюхастым, незабываемо спокойным. Так наступал вечер, двурогий, точно ласточкин хвост или серп месяца.

Share this post


Link to post
Share on other sites
.doc

В виртуальном мире, как и в реальном, у каждого - своя маска. Никто не может быть без нее. И дело тут не в открытости или притворстве.

Виртуальный мир и его непрочные связи позволяют примерять личины различных персонажей. Как гипербориванных "я", так и "альтер-эго", или вообще - того, кого в реальности человек лишь мог наблюдать со стороны (последняя версия ролевых масок сложна, так как требует определенного актерского навыка, чтобы уметь вживаться в эту роль).

 

Первая разновиность масок позволяет "обрубать" те социально необходимые связи, которыми пользуется персонаж в реальнйо жизни, чтобы не выпасть из нее. Так он превращается в идеализированно-плоскую маску, лишенную социального настолько, насколько это позволяет круг его виртуально общения.

Второй тип - типичная реализация идеализированного альтер-эго. Персонаж самоутверждается в образе, диаметрально противоположному тому, который он представляет в повседневном общении. Собственно, это разновидность реализации, которую ранее могло дать сочинительство, художество или сценическая игра.

 

Крайние формы таких персонажей, как правило, либо негласные кумиры среди обширного круга общающихся, либо изгои. Это понятно, ведь они воплощают ярчайшие образы архетипизированных масок, преимуществом которых перед реальными является отсутствие какой-либо внетекстовой информации. Они позволяют оценивать конкретные слова в конкретных условиях без сопоставления с теми пластами информации, которые часто в реальности делают выводы о человеке чрезвычайно неоднозначными.

 

И, чем проще маска, чем прямолинейнее ее выражение, тем популярнее персонаж, лишенный "бремени" многозначительности.

 

Маски, вбирающие большое колическтво социальных игр в свой образ становятся непонятными. В этом плане все общающиеся являются заложниками своей маски. Им, как и в реальности, сложно, спустя некоторое время, расширить свой образ. Клише, возникающее в подсознание при общении противостоит этому и следит, чтобы кто-то был вечно "умница" или "красавица", или "клоун", или "отщепенец", или "пьяница" и еще много иных ролевых образов.

Человек не позволит кому-то исполнять иную роль прежде, чем он не будет об этом уведомлен. И неважно, сколь позитивна даже будет эта роль. Главное - полная осведомленность о возможных рамках игры.

 

Виртуальное общение, как и реальное, может, спустя некоторое время, перевести эмоциональные потки от знака "+" к знаку "-".

Share this post


Link to post
Share on other sites
Guest
This topic is now closed to further replies.

  • Recently Browsing   0 members

    No registered users viewing this page.

×