Jump to content

Заметки.doc

Sign in to follow this  
  • entries
    241
  • comments
    349
  • views
    31,164

2.7.6

Sign in to follow this  
.doc

155 views

Что могу я услышать, когда самое важное - тишина? Бог промолчал об этом.

 

Я уверен в том, что интресный собеседник - Бог глянул на меня своим зеленым, левым глазом - часто молчит. И тело его молчит тоже, оно не съеживается, не шипит, не трепещет и не меняется даже ни в одной частице самого себя, вот что важно.

 

- Я ведь никогда не говорил с Августином, знаешь ли.

 

- Почему?

 

- Он никогда не желал услышать Меня.

 

Вечером я перечитывал Августина, а Он все так же молча глядел сразу всюду и никуда.

 

"Но как воззову я к Богу моему, к Богу и Господу моему? Когда я воззову к Нему, я призову Его в самого себя. Где же есть во мне место, куда пришел бы Господь мой? Куда придет в меня Господь, Господь, Который создал небо и землю? Господи, Боже мой! ужели есть во мне нечто, что может вместить Тебя? Разве небо и земля, которые Ты создал и на которой создал и меня, вмещают Тебя? Но без Тебя не было бы ничего, что существует – значит, все, что существует, вмещает Тебя? Но ведь и я существую; зачем прошу я Тебя прийти ко мне: меня бы не было, если бы Ты не был во мне".

 

Я подумал, наверное, Он прав. Августин однажды поместил Его в свое сердце, но тут же очнулся, вырвал сердце и готов был рассеять в космическом холоде Обоих, только ради того, чтобы и мысли не держать о Боге. Пусть Он будет, но будет - там.

 

И в "Исповеди" он говорит о себе. Обращается к Нему, но Ему - не интересно. Блаженен, но далек от Бога, и, кажется, сам он слышит лишь свои собственные слова. И в каждом, доносящемся оттуда, из темноты Прошлого, - эхо ужаса, охватывающего Августина в его кошмарах, когда он понимает, что слова остаются лишь словами, и именно это поселило в нем страх, что Бога нет, и он решил оставить себе сердце, чтобы жить человеческим, кровью и сахаром, зашить, замазать и залечить рану, а Его выкинуть, выгнать, выбросить и всячески изничтожить, понимая, что эхо криков уготовленой ему Преисподнии можно довольно умело выдавать за голос Небес.

 

С собеседником можно, действительно, чувствовать, что тебя слышат, только если то, о чем спрашивается, обогощает и тебя, и его одновременно. Спрашивать о том, что интересует тебя самого - это Исповедь. Инетресоваться тем, что трогает собеседника - пытка, в которой отвечающий еще и улыбчиво соглашается, что ты задаешь настоящие вопросы. Интересоваться же тем, о чем пока никто из вас не думал - настоящая беседа. И больше всего в ней - молчание.

Sign in to follow this  


0 Comments


Recommended Comments

There are no comments to display.

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
×