Jump to content

Заметки.doc

Sign in to follow this  
  • entries
    241
  • comments
    349
  • views
    30,938

1.5.4.

Sign in to follow this  
.doc

148 views

Теперь осталось рассмотреть кратко вторую абсолюту - Ненависть, отличную от Любви только тем, что она (ненависть) есть доказательство "быть для и вопреки" от противного.

"- Какая у вас должна быть нечеловеческая ненависть к нему, что вы так

караулите каждый его шаг! И к тому же издавна, как вы говорите, - сказал я.

- Ненависть? - Харусек судорожно улыбнулся.- Ненависть? Ненависть, этого недостаточно. Слово, которое могло бы выразить мое чувство к нему, надо еще придумать. Да и ненавижу я по существу не его. Я ненавижу его кровь. Вы понимаете? Я, как дикий зверь, чую малейшую каплю такой крови в любом человеке... (...)

- Да. Так я сказал, что ненавижу его кровь. Остановите меня, майстер Пернат, если я снова начну горячиться. Я хочу оставаться хладнокровным. Я не должен так расточать лучшие свои чувства. А то потом меня берет отрезвление. Человек с чувством стыда должен говорить спокойно, не с пафосом, как проститутка, или - или поэт. С тех пор, как мир стоит, никому бы не пришло в голову "ломать руки" от горя, если бы актеры не присвоили этому жесту такого пластического характера.

Я понял, что он намеренно говорит о чем попало, чтобы успокоиться.

Это, однако, ему не удавалось. Он нервно бегал по комнате, хватал в руки всевозможные вещи и рассеянно снова ставил их на свое место.

Затем вдруг он снова оказался в разгаре своих рассуждений.

- Малейшее непроизвольное движение выдает мне в человеке эту кровь. Я знаю детей, похожих на него; они считаются его детьми, но они совсем другой породы. Здесь я не могу обмануться. Долгие годы я не знал, что доктор Вассори его сын, но я, так сказать, чуял это.

Еще маленьким мальчиком, не подозревая того, какое отношение имеет ко мне Вассертрум, - его испытующие глаза на мгновение остановились на мне, - и у меня уже был этот дар. Меня топтали ногами, меня били, на моем теле не осталось места, которое не знало бы, что такое ноющая боль, морили меня голодом и жаждой до того, что я, почти обезумев, стал грызть землю, но никогда я не мог ненавидеть моих мучителей. Я просто не мог. Во мне не было места для ненависти. Вы понимаете? И все же мое существование было насквозь пропитано ею. (...)

- Когда потом, благодаря нескольким сострадательным учителям, я начал изучать медицину и философию, начал вообще учиться мыслить, я мало-помалу понял, что такое ненависть.

Так глубоко ненавидеть, как я, мы можем только то, что является частью нас самих."

 

Г. Майринк. «Голем».

 

Ненависть утверждает Бытие в той же мере, что и любовь, однако, когда последняя есть утверждение себя в Другом, первая, наоборот, - другого в себе. Ненавистно то, что в себе есть зло. Это зло, видимое в другом, позволяет выйти Я за себя, и точно так же взглянуть оттуда, утверждая свое существование, как и в случае любви, с той лишь разницей, что при этом "персона" не-Я не присваетвается себе, а наоборот, своя "персона" отторгается и передается не-Я, оставаясь при этом все же свойством Я. Я этим путем видит во вне часть себя, можно сказать, что в этот момент происходит "перезеркаливание": во вне существует позитивное Я (не-я), в то время как внутри Я остается зло. Выйдя, Я видит зло со стороны, оно понимает, что это - Зло, но, все еще являясь Я, оно вынуждено быть в своих пределах, а потому, это зло оно воспринимает как зло Я в не-Я, оно осождает это зло, но ничего не может поделать с самим собой, потому и возникает в нем ненависть (эта ненависть есть ненависть "Я внутри не-Я", потому как ненавидеть себя Я не может). Но одновременно, это есть и позитивный ответ я самому себя, ведь оно реально, так как есть "вне Я".

Sign in to follow this  


1 Comment


Recommended Comments

Теперь осталось рассмотреть кратко вторую абсолюту - Ненависть, отличную от Любви только тем, что она (ненависть) есть доказательство "быть для и вопреки" от противного.

"- Какая у вас должна быть нечеловеческая ненависть к нему, что вы так

караулите каждый его шаг! И к тому же издавна, как вы говорите, - сказал я.

- Ненависть? - Харусек судорожно улыбнулся.- Ненависть? Ненависть, этого недостаточно. Слово, которое могло бы выразить мое чувство к нему, надо еще придумать. Да и ненавижу я по существу не его. Я ненавижу его кровь. Вы понимаете? Я, как дикий зверь, чую малейшую каплю такой крови в любом человеке... (...)

- Да. Так я сказал, что ненавижу его кровь. Остановите меня, майстер Пернат, если я снова начну горячиться. Я хочу оставаться хладнокровным. Я не должен так расточать лучшие свои чувства. А то потом меня берет отрезвление. Человек с чувством стыда должен говорить спокойно, не с пафосом, как проститутка, или - или поэт. С тех пор, как мир стоит, никому бы не пришло в голову "ломать руки" от горя, если бы актеры не присвоили этому жесту такого пластического характера.

Я понял, что он намеренно говорит о чем попало, чтобы успокоиться.

Это, однако, ему не удавалось. Он нервно бегал по комнате, хватал в руки всевозможные вещи и рассеянно снова ставил их на свое место.

Затем вдруг он снова оказался в разгаре своих рассуждений.

- Малейшее непроизвольное движение выдает мне в человеке эту кровь. Я знаю детей, похожих на него; они считаются его детьми, но они совсем другой породы. Здесь я не могу обмануться. Долгие годы я не знал, что доктор Вассори его сын, но я, так сказать, чуял это.

Еще маленьким мальчиком, не подозревая того, какое отношение имеет ко мне Вассертрум, - его испытующие глаза на мгновение остановились на мне, - и у меня уже был этот дар. Меня топтали ногами, меня били, на моем теле не осталось места, которое не знало бы, что такое ноющая боль, морили меня голодом и жаждой до того, что я, почти обезумев, стал грызть землю, но никогда я не мог ненавидеть моих мучителей. Я просто не мог. Во мне не было места для ненависти. Вы понимаете? И все же мое существование было насквозь пропитано ею. (...)

- Когда потом, благодаря нескольким сострадательным учителям, я начал изучать медицину и философию, начал вообще учиться мыслить, я мало-помалу понял, что такое ненависть.

Так глубоко ненавидеть, как я, мы можем только то, что является частью нас самих."

 

Г. Майринк. «Голем».

 

Ненависть утверждает Бытие в той же мере, что и любовь, однако, когда последняя есть утверждение себя в Другом, первая, наоборот, - другого в себе. Ненавистно то, что в себе есть зло. Это зло, видимое в другом, позволяет выйти Я за себя, и точно так же взглянуть оттуда, утверждая свое существование, как и в случае любви, с той лишь разницей, что при этом "персона" не-Я не присваетвается себе, а наоборот, своя "персона" отторгается и передается не-Я, оставаясь при этом все же свойством Я. Я этим путем видит во вне часть себя, можно сказать, что в этот момент происходит "перезеркаливание": во вне существует позитивное Я (не-я), в то время как внутри Я остается зло. Выйдя, Я видит зло со стороны, оно понимает, что это - Зло, но, все еще являясь Я, оно вынуждено быть в своих пределах, а потому, это зло оно воспринимает как зло Я в не-Я, оно осождает это зло, но ничего не может поделать с самим собой, потому и возникает в нем ненависть (эта ненависть есть ненависть "Я внутри не-Я", потому как ненавидеть себя Я не может). Но одновременно, это есть и позитивный ответ я самому себя, ведь оно реально, так как есть "вне Я".

Share this comment


Link to comment

Create an account or sign in to comment

You need to be a member in order to leave a comment

Create an account

Sign up for a new account in our community. It's easy!

Register a new account

Sign in

Already have an account? Sign in here.

Sign In Now
×