Jump to content

Заметки.doc

Sign in to follow this  
  • entries
    241
  • comments
    349
  • views
    31,205

About this blog

Дневник поделен на категории, каждой из которых соответствует определенный номер. В категории сообщения имеют так же порядковый номер. Если сообщение имеет одну тему с другими из этой же категории, его порядковый номер состоит из трех цифер (чисел),

Entries in this blog

 

1.17.1.

Многие неверно считают, что негативные, в изветном смысле слова, образы и вообще всякая энергетически весомая частица неприменно наносят вред человеку, его психической (душевной) организации, замечает он это влияние или нет. Отсюда исходит заблуждение, что окружать себя необходимо исключительно идеализированными "плюс"-квантами бытия: радостью, светом, добротой, - проявления которых должны, и никак иначе, проявляться во всех сторонах обыденной жизни, не говоря уж про духовную сферу человеческого существа. Следует всячески гармонизировать окружающее и себя. И, в большинстве случаев, за этой установкой теряется само первоосновное зерно гармонии, она становится оберточной бумагой подарка, но без самого подарка. "Плюс"-кванты имею свойство плюса лишь для плюс-ориентированного течения существования. Такое существование не то, чтобы не всегда возможно, но и более того, не для всех является истинно позитивным. Если не брать в рассмотрение очевидную болезнь (которая, рассматривая ее более широко, экзистенциально, приведет нас к особой форме бытия, отрицательного для большинтсва, но положительного - как не крутит тут - для самого человека, чьей реакцией, а далее, возможно, единственно организующим существованием она является), результатами которой, при неблагоприятном течении, окажется (всего лишь?) социальная дезадаптация, можно увидеть, что любое "минус"-квантующее явление способно дать - и дает - точку опоры для того, кто ищет ее. Крайними ее вараинтами, очевидно, становится резкое отклонение, и, если это перетекает не просто в энергетическую, но и в реальную форму выражения, происходит экспликация энергетического кванта, отпочковывание его от пласта нематериального, возможного для существования "минус" как позитивного, растворенного еще в протоформном бытие (беззнаковом), и внедрение в бытие материальное, осуществление (в прямом процессуальном значении), где тот или иной знак уже будет иметь силу, в следствие существования человека в материальной сфере субъект-объектных отношений и окачествления каждого кванта его деятельности не только (к сожалению) внутренними его (порождающими) свойствами, но и теми "знаками", наличие которых определяет относительную (что следует всегда и неприменно подчеркивать) заряженность явлений извне.   Наличие "минус"-кванта (относительного, как я уже сказал) в мягких формах есть проявление неординарности. Это и понятно. Далее - чудоковатость, эксцентричность, фанатизм, болезнненность и, в конце, болезнь (опять же - только для внешнего). Поэтому становится понятным, что стремление притяжения позитивных свойств бытия не для всех есть на самом деле здоровье, как физическое, так и душевное. Бомбордировка положительными частицами отрицательно заряженых материй сущего постепенно приведет не просто к ослаблению (аннигиляция), но и в дальнейшем нарастанию несвойственных данной материи зарядов, ее исченовению и полному перерождению... это ведь и есть один из механизмов болезни. Возвращаясь к идее гармонизации, следовательно, можно сказать, что сущность истинно позитивного бытия есть подпитка энергией того уровня, который в данный момент преобладает в структуре данного бытия, и к этому стремится любая форма ее существования.   """""""""""""""""""""""""""" Дерево есть образ человека во всей его явленной сути. Дом есть образ человека материального. Ребенок - человек развивающийся.

.doc

.doc

 

1.17.

В жизни остается лишь упиваться ее абсурдом. Насладиться сопричасностью к нему, как наслаждаются любовью, властью или минутами радости. Чтобы каждый мускул рос, тренируемый абсурдом, пока не умру, и не скажут: "Сие был величайший атлет... Геракл"... Вновь и вновь вспоминаю Камю, его простое и сильнейшое слово "абсурдность" - как он выхватил его? уму непостижимо; помню, как дискутировал на эту тему с одним человеком, пытаясь показать на множестве примеров правоту "абсурда", а он мне только и твердил: "все это глупо, я не понимаю, почему "абсурд"? Есть семья, есть дети, все так хорошо"... завидую. Даже само существование моего впечатления абсурдности своей жизни - разве это не самое веское доказательство? Быть ежедневно, переживать ежедневность, колоться на триллионы и квадрилионы моментов бытия, "расцветающих" во Вселенной подобно частям фрактала, в котором мне дана всегда лишь одна точка; ощущать вот это мое теперешнее состояние полной растеряности перед всем окружающим и неспособность делать хоть что-то, что не было бы уже известно мне, желать неприходящего сна, гнаться за ним, ловить его, но неприменно упускать, и только головная боль приходит по утрам, в точности такая же тяжелая, унылая, отодвигающая меня от зеркала, от окон, от света, от людей, от себя - с той разницей лишь, что от себя отодвинуться непросто, и только сон, а значит, головная боль, утро, холодные пальцы, ненавистный холодильник, свет, люди, я и до бесконечности, и до бесконечности, и до бесконечности... - но где-то внутри, в одной проклятой точке. И это не абсурд? Хвататься жадно за воздух, уходя под воду, несомненно рефлекс. Несомненно жизнь. А абсурдно то, что океан бесконечен, но я не умею жить без кислорода, и вместо того, чтобы нырнуть, продолжаю бороться. И мне ничуть не легче от принятия абсурда. Абсурдно никогда не думать об этом. А думать - точно так же абсурдно. Само понятие - абсурдно. Как ни крути - но потолок лишь поднимается. Чем выше по лестнице, тем тусклее, пыльнее и темнее оказываются необитаемые этажи. И вновь отчаяние, и вновь - очередной лестнечный пролет, то трава на нем, то ларек с побрякушками, а то и вовсе - стою вверх ногами, и чтобы попасть на верхний этаж, надо разгадать: спускаться мне или подниматься. И некому звонить, не у кого узнать, ни в одну дверь не постучать - все открыты настежь, за всеми темно, глубоко, и бесконечна лестница. В бешенстве хочется вытащить мозг из-под своих тонких костей, да так, чтобы выхватить все подчистую, вместе с нервами, от черепа до самых до последних позвонков, одним махом - швырнуть до безобразия бесполезное устройство на пол, топтаться по нему, растирать по дереву, по бетону, показать, как телу без него легче, как он узурпировал доминирующую роль в моем существе, какой он, на самом деле, пустяк, сложный, величественный, самодостаточный пустяк - ха-ха-ха! какая мелочь, в самом деле: мозг - веселиться, прыгать, беситься, впиваясь в нежную сердцевину тканей пятками, а меж тем ветер из открытых окон пусть порезвится в образовавшейся во мне мусоросборной трубе.   Посидел человек, подумал, сделал что-то, успокоился, и ушел встречать завтра.

.doc

.doc

 

1.16.4

Обретая по капле свою смерть, я обретаю свою жизнь. Смирение перед смертью привносит мир и в жизнь...

.doc

.doc

 

1.16.4

Человек, и впрямь, находится в жалком положении (и надо понимать, что это не слова отстраненного наблюдателя, нет - это слова отчаявшегося участника). Мало того, что он осознает свою смертность, мало того, что постоянно пытается избежать этого часа или, напротив, приближает его, прекращая муки жизни-в-смерти, мало того, что он мыслит ее и рефлексирует над ней, но ко всему этому он так и остается далек от сути всего, что творится вокруг него. Он далек от смерти ровно настолько, насколько он близок к жизни, и наоборот, жизнь его неполна в той мере, в которой он не знает своей смерти. Они обе не даны ему. Я в какой-то момент радуюсть жизни, забывая о скорой кончине, и печалюсь - так же, иногда, - забывая, что пока живу. Есть баланс, мера, которой каждый мерит противоположные чаши одних весов (себя), прежде, чем их уровновесить и успокоиться. И в этом какое-то непрерывное терзание, перетекающее из одной крайности в другую. И постижение их сознанием опять-таки невозможно. Жизнь начата там, где его еще нет, смерть - там, где его уже нет. В этом смысле, нет ни жизни, ни смерти (как экзистенции), но ДОЛЖНО (как хотелось бы верить, что всегда так и происходит...) наступать смирение (а может быть, усталость?). Остается лишь то положение, которое можно сравнить с посадкой в трамвай, чтобы проехать несколько остановок...   Получается так, что невозможно понять свое Бытие ни не задумываясь о нем, ни глубоко над ним размышляя. Сознание по-прежнему ползает по своей поверхности, по своему шару, оно знает и глубинные недра, и далекие "внепланетные" дали, но все время оно предоставлено само себе в самом себе и для себя самого.   И никак. Никуда.

.doc

.doc

 

1.16.3

Обретая по капле свою смерть, я обретаю свою жизнь. Смирение перед смертью привносит мир и в жизнь...

.doc

.doc

 

1.16.2

боюсь смерти. Хотя, правильнее было бы сказать, я боюсь не ее, а исчезновения жизни. Это древний страх, природный. Животное не знает, что смертно, но оно инстинктивно стремится сохранить жизнь. В этом смысле, стоики правы, бесспорно: пока я жив - смерти еще нет, когда я умер - ее уже нет. Смерть как таковая не страшна. Но страшно подумать, что меня может не стать. Страшно от обиды, когда осознаешь, что не узнаешь, как будет жить человек через 200 лет. Это отчаявшаяся обида. Обреченная. Покинутая. И то, что она бессубъектна, делает ее стократно сильнее меня, ведь я не могу сказать: ты виноват, это твоя вина, и я обижен на тебя (а не кого-то иного). Обида, источаемая всем моим существом в бесконечность, истощающая, непрерывная, безвольная - сама моя смерть. Непрекращаемая и неперекрываемая ничем. Чувство холодной бездны. Ожидание того, во что никто не верит. Стремление разглядеть никогда невиданное. Огонь, горящий просто оттого, что он не может не гореть - ни для чего, ни для кого, постепенно, от всполоха к тлению и исченовению, рассеиванию и Пустоте... Я не верю людям, которые говорят, что не боятся смерти. Это игра слов. И я знаю, как сильно можно не желать жизни, но не быть благодарным, что познал ее не возможно (можно не задумываться над этим, да). И в этом еще одно проявление абсурда.   Сам источник, начало моей сути, меня как явления абсурден. Он неоднозначен, и потому с первых секунд жизни я уже обречен на постоянные метания. Уверенности, что жизнь стоит того, чтобы ее прожить нет. Она спонтанна. Она не имеет в себе воли. Она берется из ниоткуда и исчезает. Я не могу опереться на единственное, что есть у меня - жизнь - потому как нигде и никто не понял еще, почему она есть? Сам вопрос этот моментально подвешивает меня над пропастью. Да, жизнь прекрасна, потрясающе уникальна, но она хрупка и необоснованно легкомысленно дается. И еще важно тут учесть, что я не могу знать ее цену так, как если бы знал ее до рождения: если бы кто-то давал Жить вот тому-то и тому, а мне не давал, и сотни миллионов лет я бы был в очереди, но все никак не заслуживал бы ее. Но все проще: я появился на свет, и ничего тут не поделать. Как говорится, "просто так..."   Зато я постигаю ценность ее уже после и не ведаю, скольеко это "после" продлится, чем окончится, как это завершение будет протекать. Я НИЧЕГО не знаю о том, что могло быть единственной моей ценностью. Эта ценность столь априорна, столь безвекторна и несоизмерима, что любая моя мысль может ее обесценить, как я уже и говорил. Раз-два - щелчок пальцами, - и я не хочу жить, я мучим жизнью, "болен смертью".   И это не абсурд? И это мало кто может понять?   Абсурд и в том, что тот, кто хочет умереть - и я не могу его винить (что за мучительное бессилие и бесправие - не иметь возможности даже обвинить!), - умрет и не станет точно так же, как и жизнелюбивый. А тот, кто ценит жизнь (непонятно почему - опять же!), ценит ее не более, чем тот, кто готов с нею покончить. Их ценности РАВНЫ. Это стоит уяснить... Жизнь - это комок ниток, столь тонких, что когда его размотаешь, поймешь лишь, что эта нить бесконечна, как поверхность ленты Мебиуса. У нее нет ни цены, ни причины, ни цели, а то, что я могу придумать их - это лишь мои оправдания, мои подпорки, мои крылья, чтобы не провалиться в Бездну, над которой меня повесили. Все сводится лишь к вопросу: почем она, моя жизнь, за сколько я (и только я) ее продам? И кто-то даст меньше, кто-то больше, кто-то не расстается с ней, пока предложение не останется без спроса...   Абсурд: бояться терять то, ценность чего не известна... И сама ценность такова же, она абсурдна.

.doc

.doc

 

1.16.1

Этот пост родился из обсуждения в теме "О назначение человека" locman(а), где в который раз обсуждается суицид.   Первое, что хочется сказать: подходить к этой проблеме стоит весьма обдуманно, это вряд ли дело одного поста или даже одного года размышлений, ведь тут включаются такие базовые понятия как "бытие", "свобода", "выбор", "воля", "культура", "социализация".   Второе: смысл жизни понятие, придуманное людьми давно, но придуманное напрасно. И вот на протяжение тысяч лет многие ломают голову "зачем жить?". Да не зачем. С таким же успехом можно медитативно погружаться в гипотонию и депрессию, если начать размышлять: "зачем с меня сквамазировалась клетка эпителия и превратилсь теперь в пыль, которой я дышу?", "зачем от тротуара откололся кусок щебня и лежит теперь как кусок щебня, а не часть тротуара?", "зачем облако не занимает все небо сразу, а клубится и исчезает?" и т.д. и т.п. Жизнь пока что никто не выбирает. Она появляется. Это, можно сказать случайность (пока мы не постигли неких закономерностей союзов тех или иных особобей, являющихся нашими родителями в дальнейшем). В жизни нет смысла в том понимании, что она им непременно обладает. Жизнь дана и ее надо прожить или покончить с ней. Однако, покончить жизнь самоубийством (при всем моем уважении к ритуалу ухода из жизни и людям, на это решившихся) не есть выбор свободы. Да, это решение всех проблем (порой даже самое достойнейшее). Но настолько амбивалентное, что я, в отличие от многих, не могу сказать "слабость" это или же "великое мужество". Примеров, кардинально противоположных, полно. Достаточно упомянуть самурайское харакири или сиппуку и подростковые "дружеские" самоубийства из-за первой влюбленности или вообще как знаковое и вызывающее внимание действо. Честь, преданность хозяину и следование кодексу бусидо никак не делают из самурая, вспоровшего себе живот или принявшего смерть от руки своих братьев, мученника, слабого духом человека, жалкое зрелище (это и не было зрелищем по сути, ведь это было естественным) - в этом его сила, правота перед миром, его окружающем, перед Вселенной (Природой). Но пятнадцатилетние, шагающие с крыш или в окна, взявшись за руки, только потому, что их якобы не поняли, они были преданы любимым кумиром или вообще с мысолью "вот мы покончим с собой, и посмотрим, как они они без нас" - это уже печально. Неосмысленность этого поступка столь же очевидна, как и бездарность родителей этих "сирот". Люди кончают с собой из-за экзистенциального вакуума, любви, одиночества, финансовых трудностей, болезней и много другого. Вряд ли можно сказать, что все многообразие этих причин сводимо к "слабости" или "мужеству". Но, повторюсь, свободы тут нет. Выбирать смерть - значит выбирать решение "жить" или "не жить". Не более, не мене. Ни накакие иные вопросы самоубийство не отвечает и иных проблем экзистенции не разрешает. Существование не личностый феномен. Жизнь - да (жизнь=процесс). Поэтому распоряжаться жизнью человек может, ему это подсилу. Существованием он не распоряжается, оно ему дано так же, как и неизбежный исход. Он лишь может его приблизить для решения вопроса "быть еще" или "быть только лишь до". По сути, это не выбор "быть-не быть". Свобода должна иметь в себе компонент ответственности. Воля же ими не обладает. получается, что это выбор чистой воли ("хочу").   Тертье: если взглянуть на мир вне человека, я не могу припомнить среди живого ни одного примера явно суицидально фундированного поведения. Что там с косатками пока не ясно. Если кто может привести примеры - буду весьма признателен. Создается тогда закономерное предположение, что самоубийство, это, скорее, сбой жизненных циклов. Это разрешение страха. Страха смерти путем ее приближения. Тогда это еще одно доказательство не свободы, а лишь желание "отмучиться" (не решение "бессмысленности"!).   Четвертое: я знаю множество людей, живущих с Пустотой, экзистенциальным вакуумом, неудовлетворенностью жизнью и прочим, при этом, надо понять, что это, видимо, все же присущее человеку ощущение; в той или иной степени остроты это лезвие режет вены всем. Крайнее его проявление "жизнь-в-смерти" (Кьеркегор), "болезнь смертью". И это - проявление страха надвигающегося непостижимого сознанием небытия.   (возможно, продолжу...)

.doc

.doc

 

1.15.

В виртуальном мире, как и в реальном, у каждого - своя маска. Никто не может быть без нее. И дело тут не в открытости или притворстве. Виртуальный мир и его непрочные связи позволяют примерять личины различных персонажей. Как гипербориванных "я", так и "альтер-эго", или вообще - того, кого в реальности человек лишь мог наблюдать со стороны (последняя версия ролевых масок сложна, так как требует определенного актерского навыка, чтобы уметь вживаться в эту роль).   Первая разновиность масок позволяет "обрубать" те социально необходимые связи, которыми пользуется персонаж в реальнйо жизни, чтобы не выпасть из нее. Так он превращается в идеализированно-плоскую маску, лишенную социального настолько, насколько это позволяет круг его виртуально общения. Второй тип - типичная реализация идеализированного альтер-эго. Персонаж самоутверждается в образе, диаметрально противоположному тому, который он представляет в повседневном общении. Собственно, это разновидность реализации, которую ранее могло дать сочинительство, художество или сценическая игра.   Крайние формы таких персонажей, как правило, либо негласные кумиры среди обширного круга общающихся, либо изгои. Это понятно, ведь они воплощают ярчайшие образы архетипизированных масок, преимуществом которых перед реальными является отсутствие какой-либо внетекстовой информации. Они позволяют оценивать конкретные слова в конкретных условиях без сопоставления с теми пластами информации, которые часто в реальности делают выводы о человеке чрезвычайно неоднозначными.   И, чем проще маска, чем прямолинейнее ее выражение, тем популярнее персонаж, лишенный "бремени" многозначительности.   Маски, вбирающие большое колическтво социальных игр в свой образ становятся непонятными. В этом плане все общающиеся являются заложниками своей маски. Им, как и в реальности, сложно, спустя некоторое время, расширить свой образ. Клише, возникающее в подсознание при общении противостоит этому и следит, чтобы кто-то был вечно "умница" или "красавица", или "клоун", или "отщепенец", или "пьяница" и еще много иных ролевых образов. Человек не позволит кому-то исполнять иную роль прежде, чем он не будет об этом уведомлен. И неважно, сколь позитивна даже будет эта роль. Главное - полная осведомленность о возможных рамках игры.   Виртуальное общение, как и реальное, может, спустя некоторое время, перевести эмоциональные потки от знака "+" к знаку "-".

.doc

.doc

 

1.13.

Несколько мыслей...   1. Пустота, вовсе не давит. Мне все это время думалось, что Пустота может когда-нибудь использовать мои же руки как орудие самоубийства. И я не знаю - весь ужас в этом! - когда ее ждать. Только вот стало понятно (не настолько правда, чтобы я поверил в это до конца, ведь так приятно объяснить все именно Пустотой), что Пустоту нельзя никак ощутить, и я теперь не могу об этом не думать. Человек - существо изначально втиснутое в рамки. Я хожу, потому как есть притяжение, ем и пью из-за него (иначе, эволюционируй мы в космосе открытом, - кто знает, какую бы энергию мы использовали, или, иначе, как бы был устроен энергообмен), смотрю, потому как тела обладают способностью отражать видимый свет, слышу - так как молекулы воздуха могут колебаться, передавая звуковые волны, - весь мой организм изначально использует то, что вынужден использовать. Я - продукт подстройки Жизни к планете. Видимо, точно такие же основы и в психическом. Пустота внутри - это нехватка воздуха Сущего. Та самая онтологическая неуверенность. Настигни меня определенного рода "истощение", как организм тут же ощущает этот сдвиг. Но отнюдь не из-за Пустоты. Наоборот. Это Бытие начинает давить и сокрушать. Если бы мгновенно пропала бы вокруг моего тела атмосфера, я бы просто погиб от давления газов внутри. Исчезай она медленнее - процесс растянулся бы во времени, но результат был бы тем же: жидкости организма просто бы "закипали" (как сейчас помню этот опыт в физическом классе "кипение холодной воды") - и кровь, и лимфа, и ликвор, и моча, и остальные среды, - газовая эмболия быстро обернулась бы тромбозом артерий и множественными инфарктами ткани, отчего первыми погибли мозг и сердце. Что было бы потом, в сущности не важно. Это временное различие неким образом приложимо и к психике. Мгновенное падение "внутреннего давления", этой опоры, Океана энергии оборачивается потрясающими психику процессами "свертывания в точку", коллапсом. Та оболочка (например, аура), несшая на себе свойство разграничения "Я" и "не-Я", обнаруживает, что она и есть не что более, чем "оболочка". Нет ее продолжения в беспредельное пространство (психического), и она трещит и скрежещет, пока не случится либо восстановление, либо уничтожение Бытием. Когда же внутреннее и наружнее уравновешены, оболочка не "видит" себя. На ум пришло название романа Кундера "Невыносимая легкость бытия", и я, перефразируя, назвал бы эти моменты "Невыносимая тяжесть Бытия".   Опять, не касаясь даже экзистенциализма, обнаруживается его основная идея: Существование можно острейше почуствовать лишь в переломные моменты.   2. Дали ужасен. Он заигрался и "переболел". Вновь листая альбом репродукций его картин, пару лет пылившийся на полке, каждой страницей резал себя внутри. Хороши только его "подпорки", которыми он награждал свои образы. А что если он делал это, потому как и сам был того же мнения о них.   3. Некоторые считают мои указания на их несостоятельность самодовольством, упрямством и высокомерием. Пусть я и останусь для таких людей самодовольным, упрямым, высокомерным (и черт их знает каким еще), но и они в этом случае тут же должны признать себя несостоятельными. А иначе не получается?

.doc

.doc

 

1.12.

...(на Камю) в любом порядке...   свобода творчество мать вода ночь любовь город почему одиночество мысль ничто зима тишина летать я простота красота смерть детство мечта   27.07.2007.

.doc

.doc

 

1.11.

...черный квадрат...   Меня не удивляет то обстоятельство, что кто-то говорит: "это непонятно" или "ничего особенного", "фикция" и проч.. Человеку свойственно непонимание. Нет никого, кто бы все мог понять. Точно так же и я, разговаривая даже со среднесведующим компьютерщиком, могу чувствовать себя полным "чайником". Но любое дело - лишь на 30% представляется базовым знанием. Остальное - труд, труд и... труд. Когда же труд уже не ощущается как таковой, можно включить и фантазию. Любое дело, при его естественном постижении вырастает из желания и интереса... У человека всегда есть основа в восприятии. И кто скажет, сколь она хороша или плоха? потому как есть разные мировоззренческие "ступеньки". Ни одна из них не хуже другой. На каждой из них человек существует в пределах некоего набора подходов и концепций своего отношения к миру. Отличием является лишь способность к охвату нового и принятием своей обновленности... одним из следствий такой способности есть мера "концетрирования". Концентрируются все ментальные процессы, так как поступающая информация должна быть отсортирована. Это естественно. Мозг берет одно, сравнивает с уже воспринятым когда-то, сравнивает, выделяет общее, находит новое, добавляет это новое к "образу" либо отсеивает, считая, что новое не несет существенных черт или вовсе не подходит к этому образу, все это ведет к концентрации информации. Ведь любой объект не представляется исключительно теми внешными проявлениями, которые встречаются при первичной перцепции. Именно энергетическая (смысловая) компонента делает этот объект именно тем, что я переживаю сейчас, ощущая, как взаимодействую с ним. Смысл и рожденные им множества решений объекта создают его для меня сейчас, сиюсекундно, и никак иначе...   Не важно, что говорили или говорят о "квадрате". Как его только не комментировали. И искушенные искусствоведы, и обыватели, и даже, кажется, обезьяны в зоопарках (что, отбросив иронию, вполне реально представить, если задуматься). Это мне совершенно неважно. Как неважно, например, мнение кого-то, когда я покупаю себе новую рубашку, или неважно, когда кому-то не нравится пломбир, а я его обожаю. Любое, что вызывает во мне чувство, мысль, и вновь - чувство, но уже синтетическое, имеет вес лишь постольку, поскольку я могу ощутить его. Я вот не считаю Малевича выдающимся художником. Но то, что именно он явил мне "квадрат" - бесспорно. Как он его писал - абсолютно никакого значения! Было это вдохновение, или ошибка. Значение состоит как раз в том, что значение должно уйти. Человек обязан отвернуться от значения, чтобы оно повернулось к нему. Ребенок, впервые вглядываясь в мир, не называет его никак. Не просто не называет словами - он ВООБЩЕ не располагает средствами этого процесса. Он - "квадрат". Это первый шаг к пониманию. Именно пониманию. Квадратов в жизни - множество великое (в том числе и черных). И - ах, какая жалость! - они были все "до" этого. Они концентрировались в мозге, росли, сжимались, росли еще, опять сжимались, пыхтели-пыхтели, натирали мозолистое тело, где-то аккурат в середке двух полушарий - то с одним поговорят, то другому что-то скоммандуют, - растекались смыслами: вот они - рама, вот - входная дверь, вот - дом, квартал на карте с масштабом 1:500, бассейн с ногами, лицо неприятного соседа с его непробиваемым компанейством, шоколад, сладкий-сладкий, терпкий или молочно-нежный, периметр, лист бумаги, белое, черное, набор линий, букв... и снова сжатие. У каждого в его голове есть свой квадрат. И вот, когда первый раз встречаешь его во вне происходит срабатывание некоего механизма, начинается отсчет, когда все остальные были "до" - это точка невозврата. После "квадрата" уже ничего не концентрируется. ...он начинает только порождать. Момент взрыва сверхновой. Сброс всего и вся смысла. И это второй шаг.   Остальное - неважно. Нельзя думать о "квадрате". Но попробуйте не думать о нем - черный квадрат это и есть сознающее себя сознание. Не надо его анализировать. Им можно только стать!   Он есть все в ничем. Это не картина. "Квадрат" - это высвобождение и полет.   Буква "а" не только буква. Никто же не пытается сказать, чем хороша или плоха "а"...

.doc

.doc

 

1.10.1

1.   Сравнить: - "И что произошло потом?" - "Это всё". Всё приходяще. Всё, сказанное мною. Эта птица всё блестящее тянет в гнездо. Я отдал всё, что было. Мне, ровным счетом, всё равно! И всё же, кто она? Ты всё ещё спишь?!   В словарях "всё" комментируется по двум основным направлениям:   1. То, что есть, целиком, без исключения. 2. Не определяющее, много ль, а то, что есть, что налицо, что было, без остатка, сколько есть, сполна.

.doc

.doc

 

1.1.

Человек мысливший, но утративший ясность мышления должен возненавидеть себя. Он не способен больше отличать свои мысли, они путаются в нем, врезаются друг другу в плоть, распадаются и пораждают в этом трясине только химер, глиняных истуканов, каменистых обортусов. Чего может он желать от других? Какого понимания? Ведь он не понимает, уже ничего...

.doc

.doc

 

1.

Со вчерашнего дня - ничего. Пустота... Как много думано и сказано про нее, а вот вновь как будто бы не до конца... Недодумано и недосказано. Ужасный день - вчера. Спал. Как животное перед забитием: тяжело, долго, ожесточенно, почти жадно. Весь день. Потом куда-то ехал (помню только шофера-азербайджанца, дорогу, сигареты, вновь - дорогу, и, наконец, себя). И так смотрел несколько раз по кругу, искал толи чего-то, ждал ли, или просто пытался заполнить целый день концентратом впечатлений за то время, пока ехали... И кажется, что было солнечно, оранжево, но почему-то я уверен, в обратном: был грязно-оливковый фон; и смотреть постоянно мешали, точно в машине было не двое, а тучная толпа, как в трамвае когда-то, и чьи-то руки постоянно возникали перед моим взором, раскачивась влево-вправо, давая мне улавить только цепочки из "солнечных зайчиков", и смотреть вынуждали только на эти всполохи, в какой-то осколок окна, но не телами, а сверлящими опустошенными глазами, которые строго по плану-разметке - сами тоже вынужденные - занимали свои места "для просмотра" на этом оконце. А потом появлялся дым, и все растворялось в нем - я даже что-то отвечал шоферу... В эти дни нет ни утра, ни дня, и даже вечера теряются где-то. Начинается междовремие. Боюсь, что и завтра могло начаться уже вчера...   Когда собаки молятся - с неба падают кости. Китайская пословица

.doc

.doc

Sign in to follow this  
×