Jump to content

Blogs

 

1.2.

Контрасты - это единственное, что может оживить умирающую ткань сознания. Как электричество - монстра Франкинштейна. И потому я половину дня провел за просмотром черно-белых фотографий. Чтобы хоть как-то заглушать боль затухания.

.doc

.doc

 

1.1.

Человек мысливший, но утративший ясность мышления должен возненавидеть себя. Он не способен больше отличать свои мысли, они путаются в нем, врезаются друг другу в плоть, распадаются и пораждают в этом трясине только химер, глиняных истуканов, каменистых обортусов. Чего может он желать от других? Какого понимания? Ведь он не понимает, уже ничего...

.doc

.doc

 

2.2.3.

Со вчерашнего дня - ничего. Пустота... Как много думано и сказано про нее, а вот вновь как будто бы не до конца... Недодумано и недосказано. Ужасный день - вчера. Спал. Как животное перед забитием: тяжело, долго, ожесточенно, почти жадно. Весь день. Потом куда-то ехал (помню только шофера-азербайджанца, дорогу, сигареты, вновь - дорогу, и, наконец, себя). И так смотрел несколько раз по кругу, искал толи чего-то, ждал ли, или просто пытался заполнить целый день концентратом впечатлений за то время, пока ехали... И кажется, что было солнечно, оранжево, но почему-то я уверен, в обратном: был грязно-оливковый фон; и смотреть постоянно мешали, точно в машине было не двое, а тучная толпа, как в трамвае когда-то, и чьи-то руки постоянно возникали перед моим взором, раскачивась влево-вправо, давая мне улавить только цепочки из "солнечных зайчиков", и смотреть вынуждали только на эти всполохи, в какой-то осколок окна, но не телами, а сверлящими опустошенными глазами, которые строго по плану-разметке - сами тоже вынужденные - занимали свои места "для просмотра" на этом оконце. А потом появлялся дым, и все растворялось в нем - я даже что-то отвечал шоферу... В эти дни нет ни утра, ни дня, и даже вечера теряются где-то. Начинается междовремие. Боюсь, что и завтра могло начаться уже вчера...

.doc

.doc

 

3.

Контрасты - это единственное, что может оживить умирающую ткань сознания. Как электричество - монстра Франкинштейна. И потому я половину дня провел за просмотром черно-белых фотографий. Чтобы хоть как-то заглушать боль затухания.

.doc

.doc

 

2.

Человек мысливший, но утративший ясность мышления должен возненавидеть себя. Он не способен больше отличать свои мысли, они путаются в нем, врезаются друг другу в плоть, распадаются и пораждают в этом трясине только химер, глиняных истуканов, каменистых обортусов. Чего может он желать от других? Какого понимания? Ведь он не понимает, уже ничего...

.doc

.doc

 

1.

Со вчерашнего дня - ничего. Пустота... Как много думано и сказано про нее, а вот вновь как будто бы не до конца... Недодумано и недосказано. Ужасный день - вчера. Спал. Как животное перед забитием: тяжело, долго, ожесточенно, почти жадно. Весь день. Потом куда-то ехал (помню только шофера-азербайджанца, дорогу, сигареты, вновь - дорогу, и, наконец, себя). И так смотрел несколько раз по кругу, искал толи чего-то, ждал ли, или просто пытался заполнить целый день концентратом впечатлений за то время, пока ехали... И кажется, что было солнечно, оранжево, но почему-то я уверен, в обратном: был грязно-оливковый фон; и смотреть постоянно мешали, точно в машине было не двое, а тучная толпа, как в трамвае когда-то, и чьи-то руки постоянно возникали перед моим взором, раскачивась влево-вправо, давая мне улавить только цепочки из "солнечных зайчиков", и смотреть вынуждали только на эти всполохи, в какой-то осколок окна, но не телами, а сверлящими опустошенными глазами, которые строго по плану-разметке - сами тоже вынужденные - занимали свои места "для просмотра" на этом оконце. А потом появлялся дым, и все растворялось в нем - я даже что-то отвечал шоферу... В эти дни нет ни утра, ни дня, и даже вечера теряются где-то. Начинается междовремие. Боюсь, что и завтра могло начаться уже вчера...   Когда собаки молятся - с неба падают кости. Китайская пословица

.doc

.doc

 

3.1.

Из шоу Бачинского и Стиллавина (о фильме): С.: Мы там изображаем двух идиотов... Б.: Одного идиота и одного не-идиота... С.: ^_________^

.doc

.doc

 

2.2.2.

Весь день думал, что что-то не заметил. И почему? Неприятно.   Кто-то говорит, что черное для него страшно. Говорит, и, кажется, обдуманно. Ему не нравится его - черного - темнота, эта скрытая, и явная угроза, этот отсыл в прошлое, забытое, оставленное, закопанное к могилах разваленного погоста. Прошлое. Словно оно что-то определенное. Не "прошлое", а Прошлое, и точка. В его словах мне слышен неразличимый иному звон страха, тенькающий обертон, ну совсем как в хоре птиц едва ты услышишь маленькую пичугу, но как только распознал ее - только этот щебет и солирует теперь в казавшемся какофонией хоре. И как веришь в этот хор, так и веришь в этот страх. И самому стало вдруг страшно, и я уже боюсь этого Черного... И когда пришла ночь, еще страшнее стало. Болит уже голова, и я готов поверить в еще большую темноту, чем та, в которой крепким сном младенцев спит тот, кто боялся Черного. Сопит, и тепла его постель.

.doc

.doc

 

2.2.1.

Уже кончилась реклама, начинался сеанс. В соседнее кресло сел мальчишка... Я не обратил особого внимания на него, только слегка нервничал, когда он шел по ряду, потому как мы сели не на свой ряд, но я все расчитал правильно, и попал как раз на место, слева от того, на которое билеты были проданы (конечно по цене центральных мест), рядом села подруга. Прошло пять или десять минут, и только тут я почувствовал, что что-то не так. Краем глаза я поглядел вправо. Мальчишка то и дело крутил головой в сторону входа и ерзал. "Что с ним?" - подумалось мне... Но, неспособный деражать эту мысль, да и увлеченный просмотром, я быстро позабыл об этом соседстве... ... В любом сюжете есть "тихие" места, когда действия снижают обороты, герои или едят, или спят, или вовсе на экране покажут панораму города. В это время так и тянет попить колы, устроиться поудобнее и глянут, кто чем занят в зале... Именно такой момент и настал теперь. Я все проделал, как обычно: попил, вытянул еще дальше ноги, почти залезая на передний ряд, и приготовился смотреть дальше, но что-то вновь напрягало нервы. Что не так? Вроде же все сделал? Но почему в сознании крутится "назойливая мушка"? Я вновь скосил взгяд вправо... Рядом с мальчишкой сидела мать. Я и не обратил внимание, пока смотрел на экран, как она подошла. Мальчишка же, напротив, отвернулся и смотрел куда-то мимо... Он смотрел на ее руки. Мальчик был глухим... Мать тихо, нараспев, проговаривала ему короткими фразами реплики главных героев... прилагая всю свою фантазию, чтобы сжать все диалоги до пары фраз... Это был анимационный фильм... детский жанр. Да. Именно. ... Каждый раз, утихни лишь на немного звук, я сышал, как он что-то спрашивает, подает знак, просит помощи, и как мать тут же начинает свою, казалось, сочиняемую параллельно сюжету, с ломанными диалогами, простыми знаками, но столь же интересную сказку, что и та, которую он мог лишь видеть, поворачиваясь то и дело лицом к экрану... И я, когда был таким же мальчишкой, отдал бы все на свете, чтобы глядеть "мультики" днем и ночью... Но почему же он должен так метаться в кресле, пока матери еще нет в зале, бояться и искать? И этот тихий перестук ее ладоней...

.doc

.doc

 

Дневник Mikola8

Дневник - эта типа лички, только общественная. Кому лень писать мне в личку, пишите сюда. И тут я вас .....

Mikola8

Mikola8

 

Небо.

Анекдот. Почти про меня )))     Столовая при аэропорту. Обеденный перерыв,куча народу... Открывается дверь, входит мужик в телогрейке, от которого за версту разит г*вном. Молодой пилот интересуется: " Мужик, ты кто?" -Да я самолетный ассенизатор. Как только самолет приземляется, я подгоняю машину, вставляю шланги и откачиваю содержимое туалетов. Ну а шланги старые, дырявые, на летном поле всегда ветер, вот брызги на меня и летяг... - А не думал специальность поменять? - Да вы что?! Как я могу предать небо, бросить авиацию ?!

МужЫк

МужЫк

×